Интервью с Маэстро Щербаковым

16 Апрель 2014
K2_ITEM_AUTHOR  Tech-Net

10 Апреля 2014 года, наша редакция в лице главного редактора, а так же приглашенного фотографа Антона Сенько встретилась с главным дирижером и художественным руководителем АСО Самарской государственной филармонии Маэстро Михаилом Щербаковым. Маэстро поведал немного о себе, своих планах, а так же истории Самарского оркестра.

Антон: Сейчас вы руководите Оркестром Самарской гос. Филармонии, но наверняка в вашей биографии есть работа и с другими оркестрами, скажите с кем из них связаны наиболее теплые воспоминания?

Маэстро: Мне довелось работать почти во всех регионах России с оркестрами Владивостока, Хабаровска, Барнаула, Воронежа, Ростова, Волгограда, Ульяновска, Саратова, Казани, Екатеринбурга, Москвы и Петербурга. Так же я работал с Государственным симфоническим оркестром РФ, Большим Симфонический оркестр им. Чайковского… В этом году я выступал с Днепропетровским Академическим Симфоническим оркестром, первый раз работал с Украинским оркестром. Хороший, очень профессиональный оркестр. С ними я сыграл двенадцать концертов в Испании и Португалии, в таких городах как: Барселона, Мадрид, Лиссабон, Порту, Севилья… Однако и с нашим, Самарским оркестром мы в свое время проехали около 40 городов Испании. В настоящее время, правда, есть некоторые трудности с гастролями за границей.

 

Антон: Если верить доступной информации, то именно с вашим приходом Самарский оркестр увидел успех, именно с вашим приходом начались гастроли в Москву за рубеж, записи первых CD. Расскажите какая работа была проделана?

Маэстро: Я приехал сюда еще во времена перестройки, и буквально с первых дней решил для себя: Работать нужно не только над профессиональным ростом оркестра. «Дирижер должен стать не только творческим руководителем, но и успешным менеджером». Только тогда оркестр сможет работать с полной отдачей, когда перед ним поставлены яркие, интересные цели. Я искал все возможные пути и я их нашел. В первую очередь добивался,  чтобы оркестр уважали и любили здесь, в Самаре, как оркестр признанный не только в России, но и за рубежом.

10 лет я был концертмейстером оркестра академического театра оперы и балета в своем родном городе, Екатеринбурге, там я работал под руководством известного дирижера Евгения Колобова. Надо признать, что именно он меня вдохновил стать дирижером, до знакомства с ним я не мог представить себя в этой роли.

 

Антон: Маэстро, если позволите, насколько я помню, у вас кроме оперно – симфонического образования есть ещё диплом скрипача. Скажите часто ли случается, что вы снова берете в руки этот инструмент, выпадает ли шанс увидеть это зрителям?

Маэстро: В последний день перед моим отъездом на гастроли с оркестром Днепропетровска мне позвонил импресарио из Испании и напомнил, что прошлый раз для исполнения программы Штрауса  я брал скрипку, и что в этот раз хотелось бы взять ее снова. И я пошел ему на встречу.  Я читал в монографии о том, как Иоганн Штраус дирижировал со скрипкой и  исполнял соло, и на основе этого мы как бы воспроизвели «реконструкцию» его исполнительской манеры.

Но самое главное, моя первая профессия скрипача помогает мне понимать и чувствовать оркестр, ведь я сам когда-то был оркестрантом и все что важно и близко им, я знаю не понаслышке, а на своём собственном опыте.  Со всем этим я познакомился изнутри. Именно это помогает мне воспринимать музыкантов как своих родных, близких…

 

Антон: Расскажите есть ли еще какие-то планы, какая работа запланирована, какие сюрпризы ждут Самарскую и мировую публику в ближайшее время?

Маэстро: Каждое выступление в некотором роде сюрприз, в каждый концерт я стараюсь привнести элемент импровизации. Уметь чувствовать, искать я считаю, что это необходимо каждому современному «художнику», исполнителю, чувствовать ритм, настроение и пульс своего времени.

 

Антон: Вы частенько дирижируете зрителями и их аплодисментами. Не расскажете откуда пошла такая традиция?

Маэстро: Недавно я выступал вместе с Сергеем Мазаевым (рок музыкант). У нас состоялся с ним небольшой разговор, в котором он сказал: «Классическую музыку нужно играть с той же отдачей и экспрессией что и рок». И я солидарен с ним, ощущение, что именно этого порой не хватает классическим исполнителям, у меня было еще со времен игры на скрипке. И возможно, если мы все будем следовать этому, оно поможет нам найти отклик в сердцах современной публики… но, разумеется, чувство меры тоже должно быть.

 

Антон: Наш оркестр часто выступает с приглашенными солистами, знаменитыми тенорами, басами, иногда приглашаются солисты Самарского театра оперы и балета. Но, в тоже время, и в Самой филармонии есть немало талантов. Не так давно нам было подарено замечательное выступление Георгия Цветкова совместно с артистами ОЛиМПа – есть ли в планах продолжать подобные концерты, развивать выступления именно артистов филармонии с оркестром.

Маэстро: Я наверное соглашусь с вашими словами, но, к сожалению, всего охватить невозможно, даже если говорить исключительно о репертуаре для симфонического оркестра. И, наверное, не совсем корректно брать нам на себя еще и оперный репертуар в городе, где есть собственный театр оперы и балета.

 

Антон: Но ведь у артистов Лектория весьма широкий репертуар, в том числе и оперный, разве это не положительный фактор?

Маэстро: Да, это действительно так.  Команда которая сейчас собралась в лектории наиболее сильная за последние пару десятилетий. И я должен признаться, что озвученная вами мысль периодически посещает меня, и будем надеяться, что она найдёт своё воплощение

 

Антон: Говоря о классике, кто из композиторов эпохи романтизма вам нравиться больше, кого вы можете назвать своим любимым и почему?

Маэстро: Увы, особенности моей профессии запрещают мне признаваться даже самому себе, что-то или иное произведение, или композитор мне нравятся больше. Дирижер, открывая партитуру, должен большего всего на свете любить именно ту музыку которую ему предстоит исполнить с оркестром. Единственное что я могу сказать, из всех «романтиков» мне наиболее близки русские. Чайковский и Рахманинов для меня всегда будут на первом месте.

 

Антон: Помимо классики вы также исполняете и многих современных композиторов. А как вы относитесь к творчеству Джона Уильямса, к иной современной Симфонической музыке?

Маэстро: Безусловно положительно, но, увы, в наше время трудно достать ноты, но идея исполнить его произведения у нас есть уже давно.

 

Антон: Музыку из к/ф «Звездные Войны» исполнял Лондонский симфонический оркестр (его мы и        слышим во всех фильмах) под руководством как раз Джона Уильямса, многие из этих произведений входят в репертуар оркестра и регулярно исполняются на концертах, так же знаменитый Имперский Марш исполняется «Венским Штраус оркестром». Коль наш оркестр тоже далеко не последний, может быть, и вам включить в репертуар несколько        композиций?

Маэстро: (В этот момент Маэстро улыбнулся) – Я принимаю ваше предложение, это безусловно будет интересно, и это будет не только повод еще раз довольно громко заявить о себе, но и привлечь отнюдь не маленькую аудиторию. Повторюсь, единственная загвоздка в получении нот, получить их, к сожалению, всегда тяжело.

 

Антон: Сейчас классическое искусство переживает кризис в том плане, что те, кто его любит и   ценит, в основном, люди уже зрелые, и в молодежи, к сожалению, любовь к академическим направлениям никем и ничем не прививается. Как вы думаете, что может исправить положение, какие шаги стоит предпринять для решения этой проблемы?

Маэстро: Да, этот вопрос меня тоже тревожит, в настоящее время являюсь председателем комиссии по культуре, общественной палаты при гор. Администрации. И свою деятельность мы начали с постановки именно подобных вопросов. В первую очередь нужна систематизация уроков музыки, и мы начали этим заниматься. Мониторинг показал, что всё не так плохо. Однако надо внедрять уроки музыки там, где их нет. И не только музыку как предмет, но и другие искусства. Стоит добавить, что по сравнению с Европой, у нас все не так уж плохо, у них молодежи в залах нету вообще, у нас же она тянется к высокому искусству.

 

Антон: А что можем для решения проблемы сделать конкретно мы с вами, и, возможно, руководство филармонии?

Маэстро: Как я уже говорил, нужно выявлять экспрессию, нужно разговаривать с молодежью на ее языке. В репертуаре оркестра есть произведения ансамблей Битлз, Абба – согласитесь это ведь тоже уже классика, пусть и в своих направлениях и жанрах, хоть она и остается эстрадной. Более того, эти композиции получают развитие в симфоническом исполнении, и молодежь к этому тянется, особенно если она почувствует в исполнении настоящий «драйв».

Особенно хочется в этой связи отметить одно уникальное достижение телеканала «САМАРА - ГИС», где каждые сутки в эфире звучит наш симфонический  оркестр. Подобного больше нет не только в России, но и во всем мире.

 

Антон: Как выражался Борис Стаценко, в Европе царит и правит бал постмодерн, там мало    сохранилось классических постановок: «Молодежь приходя в театр ищет там сказку, то             великое, высокое, что способно возвысить человека, но видя там лишь грязь окружающего мира, возвращаться ей на такую постановку совсем не хочется» - что вы думаете на этот       счет?

Маэстро: Театр, как и любой вид искусства, должен находиться в постоянном творческом поиске, и лишать его это поиска никак нельзя. Но под видом этого поиска мы действительно порой сталкиваемся с непотребствами, которые творят некоторые режиссеры, и им, увы, не важно, что в итоге скажет потом публика. В любом искусстве создать что-то талантливое, что-то трогающее человеческую душу – всегда очень сложно. Это можно сравнить с добычей золота, прежде чем его обнаружат, приходится перелопатить не мало пустой породы.

 

Антон: Говоря о привлечении молодежи, мой путь к классике начался с творчества Ванессы Мей, однако ее мало кто любит и уж тем более рекомендует к прослушиванию для приобщения к классике, а как считаете вы?

Маэстро: Музыка, это почти синоним импровизации, фантазии, поиска. Да, Ванесса исполняет Вивальди не аутентично, но разве можно ее за это судить?

Например, танец с Саблями Хачатуряна исполняют и симфоническим оркестром, и с духовым оркестром, и на скрипке, и на фортепиано, и на ксилофоне, и на трубе. Эта композиция так же есть в репертуаре у Ванессы Мей и слава богу, ведь музыка для этого и создана, чтобы её любили и исполняли. И даже великий Бах, создавая свою музыку, по сути дела импровизировал. Поэтому критиковать подобные проявления не стоит.

Ванесса несет тот самый драйв, ту самую экспрессию, которой так зачастую не хватает, и о которой мы говорили выше». …Ну и к тому же она просто красивая девушка, и её творчество может быть ступенькой на пути приобщения молодёжи к классике.

 

Антон: Ну и, на напоследок, несколько пожеланий нашим читателям и, возможно, несколько рекомендаций относительного того, с чего начать приобщение к академическим направлениям.

Маэстро: Я отвечу так: Все мы явились свидетелями потрясающего явления, когда великая русская музыка Рахманинова и Чайковского, прозвучавшая на торжественном закрытии олимпиады, заполнила собою не только огромную спортивную арену Олимпийского стадиона в Сочи, но и свободно вышла за её пределы наполняя своим величием и божественной любовью всё пространство планеты земля, а, может быть, и всю галактику. Она, эта музыка, показала всему человечеству величие русской души в её стремлении открыть в людях всё лучшее, доброе, благородное. В её стремлении наполнить мир светом любви.  

 
 
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…