О сколько он смог выразить в звуке! Я даже не подозревала…

23 Июнь 2017
K2_ITEM_AUTHOR  Мария Козлова

Никогда прежде я не бегала из зала в зал Мариинки, разрываясь между желаниями услышать интересующих меня исполнителей! Но все когда-то бывает впервые! Вот и я 8 июня, прослушав в историческом зале Мариинки увертюру и «преданья старины глубокой» Баяна, покинула первое действие «Руслана и Людмилы» и понеслась в зал Мусоргского, где с минуты на минуту начинался концерт солистов Академии молодых оперных певцов, которых, как было сказано в программке, представляла Лариса Гергиева.

Действительно, художественный руководитель Академии перед выступлением рассказывала о каждом исполнителе, где родился, где учился, как проявил себя, каков его или ее голос. Я целенаправленно шла слушать выступление Валерия Калабухова, поэтому слушала то, что о нем рассказывалось, с повышенным вниманием. Многое я уже знала: вырос в Малоярославце Калужской области, учился в музыкальном училище сначала в Калуге, потом в Молодечно Минской области, где, кстати, учился и один из лучших баритонов Мариинки Владислав Сулимский, чьим пением я давно восхищаюсь… Приятно было узнать от Ларисы Гергиевой, что голос Валерия напоминает голос Владислава. Раньше я слышала Валерия Калабухова в маленькой партии в детской опере «Репка», вокал его мне понравился, но хотелось попасть на что-то более серьезное, чтобы оценить его по достоинству. Попала, оценила, поняла, что это одно из моих ярких музыкальных впечатлений последнего времени. Хотя, честно говоря, я не ожидала этого. Но при первых звуках романса Демона из одноименной оперы Антона Рубинштейна я поняла: «Вот оно!» – прекрасные звуки живого голоса, звучного, музыкального, яркого и свободного в верхнем регистре, с впечатляющими густыми низами, с сильной опорой и хорошей полетностью, эмоционально наполненного именно теми чувствами, какие создают нужный образ. Не меньшее впечатление произвел и романс Вольфрама из оперы Вагнера «Тангейзер». Я его раньше не слышала, но меня сразу захватили вложенные в исполнение эмоции, захотелось закрыть глаза и остаться с ними наедине… Затем прозвучали три романса – Бородина, Римского-Корсакова и Чайковского. А спеть должным образом эти короткие песни о любви совсем не просто. Тут без верно найденной интонации никак не обойтись! Не спасет ни красивый голос, ни правильное следование нотам, ни напускные чувства. Словом, романсы, исполненные без искренности, никого не тронут, певец всегда должен добавить в них что-то свое, личное, пережитое. И здесь важно подобрать произведения, подходящие возрасту, характеру и голосу вокалиста. И у Валерия Калабухова, похоже, это совпало, потому что романс

А. Бородина «Для берегов отчизны дальной» на стихи А. Пушкина прозвучал так волнующе трагично, что слезы готовы были навернуться на глаза. Еще бы, как же это понятно:

Для берегов отчизны дальной Ты покидала край чужой; В час незабвенный, в час печальный Я долго плакал пред тобой. Мои хладеющие руки Тебя старались удержать; Томленье страшное разлуки Мой стон молил не прерывать.

Но неумолима земная разлука, встречу сулит лишь призрачная надежда:

Твоя краса, твои страданья Исчезли в урне гробовой — А с ними поцелуй свиданья... Но жду его; он за тобой...

Романс «Октава» Н. Римского-Корсакова хоть и более философский, но таит в себе как раз нужный посыл: «Прислушайся к себе, найди в душе собственную песню и сможешь спеть чужую», что у Валерия тоже впечатляюще получилось. Музыка, голос, слова, прекрасно различимые благодаря хорошей дикции (кстати, немецкие в романсе из «Тангейзера» тоже) – все волновало душу, а это всегда признак того, что певцу удалось задеть тебя за живое…

Романсы П.Чайковского почему-то издавна не люблю. Они мне кажутся искусственными, музыка неестественной, надуманной, а от их слов сводит скулы от скуки. Но исполненный Валерием Калабуховым романс Чайковского на стихи Г.Гейне в переводе Л.Мея мне понравился. И эти стихи о терзаниях отвергнутого влюбленного я люблю, помню даже, когда их впервые прочитала в сборнике немецкого романтика. В них мучается бедный герой, сердится на не разделившую его любовь девушку, хочет быть вечным укором совести. Но понимает, что это не очень красиво… У Валерия это прозвучало немного запальчиво, что вполне объяснимо. Максимализм молодости в любви – объективная реальность. А может быть в стихах мольба и надежда, что вдруг она его услышит и что-то изменится в ее душе? Тогда можно петь мягче, мечтательнее, задумчивее… Зависит от ощущений!

Лишь смолкли последние звуки рояля, я от души несколько раз воскликнула «Браво!», поняла, что безвозвратно влюбилась в голос Валерия и что буду ходить его слушать при первой возможности. И подумала, перефразируя полюбившийся недавно романс: «О сколько он смог выразить в звуке!» И была очень рада, что поддалась импульсу и пришла послушать первую часть концерт вокалистов Академии. Много раз замечала, что в жизни многие незаурядные события происходят словно между прочим, на бегу, и если ждать удобного случая и собираться «сделать все основательно», то можно пропустить важные впечатления, приятные знакомства, существенные встречи. Поэтому я и не сопротивляюсь, если душа просит. И чаще всего оказываюсь права.

Но «Руслана и Людмилу» я все-таки дослушала до конца. И пропустила не так уж много, только первое действие и пять минут второго. Все важнейшие арии и сцены дебютировавшего в роли Руслана Глеба Перязева застала. Словом, успела все, что хотела и даже больше. Ведь я услышала первую часть концерта молодых оперных певцов, и он мне понравился. Жаль торопилась, иначе с удовольствием послушала бы и остальных, ведь они пели много любимых мною арий, романсов, народных песен. Но нельзя объять необъятное, хоть иногда очень хочется.

K2_LEAVE_YOUR_COMMENT

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…