Новосибирский театр оперы и балета - «Фауст»

11 Ноябрь 2014
K2_ITEM_AUTHOR  Екатерина Акимова

«...Наружный блеск рассчитан на мгновенья,

а правда переходит в поколенья.»

И. В. Гете, "Фауст" (пер. Б. Пастернака).

 

3 декабря 2011 года на большой сцене Новосибирского театра оперы и балета вновь зазвучала бессмертная опера "Фауст" Шарля Гуно. Сценическая версия "Фауста", названная "оперным блокбастером", стала самым посещаемым оперным спектаклем театра, догоняя и даже иногда перегоняя традиционно популярный балет. Её любят, говоря о нетривиальном авангарде, ненавидят, поминая "пролог в театре" из оригинала Гёте, но равнодушным не уходит, пожалуй, никто.

Спектакль способен прийтись по вкусу и серьёзной публике, которая насладится прекрасной, мастерски исполняемой музыкальной составляющей (дирижер-постановщик Евгений Волынский, дирижер Петр Белякин), великолепными костюмами (художник по костюмам - Ирина Чередникова), а случайный зритель наверняка оценит в большей степени режиссуру (режиссер-постановщик - Игорь Селин) и визуальные решения спектакля (сценография - Александр Орлов), без преувеличения грандиозные, но, надо признать, порой балансирующие на грани пошлости и уж чрезмерной помпезности.

Нужно сразу заметить: спектакль идет на французском языке с субтитрами на русском, с балетной картиной "Вальпургиева ночь", но третий акт идет без первой сцены, а вторую (возвращение солдат и дуэль Фауста с Валентином) и третью (сцена в церкви) поменяли местами. Так же менялись некоторые сцены с точки зрения режиссуры, я описываю версию, которую видела последней (март 2014).

Режиссер - постановщик спектакля Игорь Селин. В своей версии он ярко показывает взаимоотношения и взаимодействия людей и демонов, смело играет со временем - начинается действие вне времени и пространства и заканчивается там же, проходя и через Средневековье (как в трагедии Гёте), и через времена Первой Мировой войны. Это лишний раз подчеркивает и напоминает - люди не меняются и что-то подобное может произойти в любое время.

Единственные декорации, проходящие через весь спектакль - переплетения гигантских черно-красных труб - сразу делают его узнаваемым. В зависимости от сцены они организовывают пространство - просто ли это нагромождение-стена, за которой гуляют и танцуют люди (пролог), или сад Маргариты (второе действие), или церковь (начало третьего), или почти незаметное обрамление где-то сверху и позади (массовые сцены). У большинства эти трубы ассоциируются с кровеносной системой, я предпочитаю не искать в них глубокого скрытого смысла.

Практически всё остальное минималистично. Можно всецело сосредоточиться на том, что происходит на сцене, не отвлекаясь на разглядывание декораций. Тем более, всё самое интересное происходит с главными героями.

Многие обвиняли оперу Гуно в том, что от "Фауста" Гёте осталась одна любовная линия. Но в ней затрагиваются на самом деле намного более глубокие вопросы. Фауст в ходе действия переживает нравственные метаморфозы. Изначально молодой, в этой постановке он напоминает мне квинтэссенцию современного общества. В прологе Фауст лежит на кровати в белых балахонных больничных одеждах и белой шапке и поет "Rien! En vain j'interroge, en mon ardente veille...". Это разочарованность, в какой-то степени "эмоциональное выгорание", даже появление Мефистофеля не удивляет его, а только раздражает. Появившийся же демон старательно культивирует и играет на таких чертах Фауста, как эгоизм и инфантилизм, предлагая ему приобрести по цене всего лишь души "счастливую юность" и "безумные страсти душе возвратить", используя в качестве рекламы образ Маргариты, но показывает порочный образ, что лишний раз подчеркивает порочность самого Мефистофеля и обозначает эгоизм Фауста, говорящего "Хочу её!".

И вот на средневековую площадь Фауст является настоящим денди в костюме-тройке с ярко-красной жилеткой и белыми брюками, с уложенными волосами. Он хватает Маргариту за руки, но та изо всех сил вырывается. Фауста пока ещё не интересует, что будет происходить с Маргаритой после того, как он добьётся своего. Первые проявления серьёзной любви проскальзывают в начале второго действия - каватина "Salut, demeure chaste et pure!". А вот сцены в саду у Маргариты очень статичные и довольно скучные. Практически всё, что в это время происходит между ними, выражается только музыкальной составляющей.

Когда всё свершилось, отвечать за то, что обесчестил Маргариту, Фауст не собирается, хотя и испытывает муки совести. Мефистофель пресекает любое проявление высоких чувств насмешками или тычком тростью в спину, а то и тем, и другим. Яркая сцена "дуэли" с Валентином - Фауст так и не смог в него выстрелить. Расправляется с братом Маргариты Мефистофель. Решимость приходит к Фаусту, как обычно бывает, когда исправлять что-то уже поздно. Страдания Маргариты, которые он увидел, становятся тем самым необходимым мощным толчком к окончательному нравственному перерождению. В конце Фауст стреляет в себя из пистолета, убивая таким образом демона в себе, и выталкивает со сцены Мефистофеля, сидящего на крыше своего дьявольского лимузина, что логически завершает оперу (так как она только по первой части трагедии Гете, Фауст в оригинале не умирает).

Исполняют партию Фауста молодые тенора - солист НГАТОиБ Владимир Кучин и приглашённый солист Владимир Чеберяк. Кучин неплох в драматическом плане и в низкой тесситуре, а образ Фауста в исполнении Чеберяка более цельный, ровный и выверенный, как в актёрском плане, так и в музыкальном. Помимо этого планируется ввод новых исполнителей партии Фауста.

Мефистофеля (бас) исполняют: приглашённый солист из Мариинского театра Алексей Тановицкий и ведущий бас НГАТОиБ, заслуженный артист России Николай Лоскуткин. Надо отметить, что образ Мефистофеля в этом спектакле достаточно далёк от Шаляпинского. Здесь демон выглядит вполне естественно и современно и больше похож на Булгаковского Воланда (хотя на него в свою очередь повлиял тот самый мефистофелевский образ - как известно, Михаил Булгаков любил оперу "Фауст" и часто её слушал в Большом театре). Разве что костюм у демона не серый, а чёрный. Он так же не прочь пошутить над людьми, только не высмеивает их пороки (за исключением, пожалуй, Марты, которую есть, за что высмеять), а просто издевается. Обоим исполнителям это удаётся точно уловить и передать. Так же и в плане вокала. Но, к сожалению, Лоскуткина иногда было не вполне хорошо слышно, особенно в знаменитых куплетах "Le veau d'or est toujours debout", и, судя по отзывам зрителей, это заметила не только я.

Интересной деталью образа Мефистофеля является большой ядовито-красный лимузин, исполняющий роль его сатанинского экипажа. Именно с его крыши исполняются куплеты Мефистофеля "Le veau d'or est toujours debout". Сцена настолько переполнена разными эффектами, что может невольно вызвать отторжение, но, надо признать, в отличие от некоторых других решений этой сцены, которые я видела, главный плюс здесь в том, что Сатана действительно правит бал, он остается Сатаной, он полновластен, заставляет собираться людей вокруг себя, бросая в толпу пачки денег, извивающиеся рядом черти-акробаты в чёрно-красных обтягивающих лосинах вызывают ажиотаж у барышень, а лимузин выполняет роль того самого пьедестала, вокруг которого собрались и "пляшут в круге бесконечном" все эти люди.

Маргарита появляется в спектакле в двух образах: когда Мефистофель, видя колебания Фауста насчёт подписания договора, показывает ему образ Маргариты, это совсем другая женщина, блондинка - соблазнительница (исполнительница осталась неизвестной) к неудовольствию всех театралов-моралистов голая, точнее, в телесном костюме. Впрочем, "голые" женщины были еще в советском фильме-опере 1982 года. Саму же Маргариту (сопрано) исполняют Ирина Новикова и Ирина Чурилова (которая поёт Маргариту так же и в Мариинском театре как приглашённая солистка). Впервые появляется Маргарита, сопровождаемая Мартой, на площадных гуляниях одетая в бело-голубое платье с чёрными накидкой, пояском и деталями, отсылающими к традиционному южнонемецкому платью дирндль (но, что немаловажно, дирндлем, который в современной культуре значительно опошлен, это платье не является).

Развитие образа Маргариты происходит всё второе действие: мрачноватый, сдержанный, но нежный напев баллады "Il était un roi de Thulé..." сменяется легким и кокетливым "Ah! je ris de me voir si belle...". Накидку Маргарита символично сбрасывает с себя в конце этой арии. Растерянность, борьба чувств, порывы души - в дуэте с Фаустом в конце действия. Но удивительная драматическая сила появляется в третьем действии, выражая в голосе всю ту скорбь, отчаяние и ужас, которые приходится Маргарите пережить. Она одета в "глухое" чёрное платье, с животом, волосы покрыты белым платком - и этот простой костюм лучше всего подчёркивает произошедшие в жизни Маргариты перемены к худшему. В завершающей оперу сцене в темнице пространство делится на две части неожиданным образом: поднимается платформа, вплоть до "Вальпургиевой ночи" бывшая небольшим возвышением на сцене, и единственная, кто на ней стоит - Маргарита, одетая в белое платье-балахон с очень длинными рукавами и белую шапку Фауста, надвинутую на глаза. Сошедшая с ума, с закрытыми глазами, она всё равно узнает в Мефистофеле демона, отказывается бежать. Но белый цвет костюма и его символика говорят о финале сами за себя - Маргарита, точнее, её душа, несмотря на все проклятия, будет спасена.

Оставшиеся три героя хоть и не занимают столько времени повествования, но их безусловно яркие образы (и профессиональное мастерство) делают каждого из них запоминающимся. "Второстепенных ролей не бывает" - это именно про них.

В первую очередь, это брат Маргариты Валентин (баритон). Он выделяется из всей остальной толпы солдат и совсем не похож на рядового. Валентин - само воплощение чести, отважного рыцаря "без страха и упрёка", единственный здесь положительный герой с сильным характером. Исполняют Павел Янковский и Роман Бурденко. Оба обладают очень мощными голосами, что для такого огромного зала немаловажно (весьма популярна присказка о том, что солисту надо голосом "раскачать" в зале три тонны воздуха). В каватине Валентина "O sainte medaile..." песня всё равно остается песней воина, допуская разве что совсем немного тихой нежности в интонациях. Возвращается с войны Валентин уже в начале ХХ века, но вооружённый мечом,  и выбрасывает со словами "мне помощь не нужна твоя" медальон, подаренный Маргаритой, который подбирает Зибель (внимательный зритель заметит, что медальон в руках Зибеля становится ярко-красным). И, разумеется, в дуэли с Фаустом (за которого стреляет Мефистофель) Валентин оказывается беззащитен. Сила и драматичность голоса, когда умирающий Валентин проклинает Маргариту, вызывает настоящий ужас и пробирает до мурашек.

Интересным оказался образ Зибеля. Эта травестийная партия в постановке рассчитана все-таки на мужское исполнение: из заявленных в буклете исполнителей одна меццо-сопрано, два тенора и контртенор, по факту исполняет только контртенор. Впрочем, не только редким голосом, приводящим в замешательство неподготовленных слушателей, запоминается эта роль. Зибель - еще один колоритный типаж, этакий "книжный червь". В гуляньях на площади он не участвует, читая в углу сцены, прогоняет Мефистофеля не мечом перевернутым крестообразной рукоятью вверх, а книгой (вполне логично, что это Библия, если учесть, что в Средние века, в которых разворачивается эта сцена, грамотность в основном была достоянием людей, имеющих отношение к духовенству). С книгой Зибель расстается только чтобы поменять её на букет ромашек для Маргариты. Костюм соответствует: главными деталями, задающими весь образ, являются чёрный берет и очки в круглой оправе, остальное достаточно нейтрально. Весьма точно выразилась одна из зрительниц: "Такой Зибель не то, что за Маргаритой следить будет, к нему самому надо кого-нибудь приставить, чтобы за ним следили". Этот образ превосходно передан Владимиром Магомадовым. В такого Зибеля веришь. Характер прекрасно обрисовывается в прекрасно-наивных, легко и светло исполняемых куплетах "Faites-lui mes aveux...". Вопреки мнению о том, что контртенор - слабый, камерный голос, слышно его очень хорошо даже из глубины сцены, и вышеупомянутые три тонны воздуха словно бы и не существуют.

Марта присутствует на сцене совсем недолго. Безусловно хорошим меццо-сопрано Татьяне Горбуновой и Светлане Токаревой достались чёрно-красное утрированно полнящее платье-дирндль и самые странные сцены в спектакле. Как то, например, когда она в диалоге с Мефистофелем ложиться на бок и машет ногами из разных позиций. Я понимаю, зачем это, но предпочла бы не видеть, помимо этого, я с трудом представляю, как из такого положения можно петь (исполнительницы справляются, за что им моё большое признание). Но самая неудачная сцена, на мой взгляд, во всем спектакле - когда Марта и Мефистофель ложатся за бочки и изображают бурное соитие. И дело даже не в самом соитии (события к тому и шли), а в том, что в этот момент развивается чувство между Маргаритой и Фаустом. Самое худшее - слушать, как Фауст говорит Маргарите о её умершей сестре "О, если небо сотворило её такою же, как вы, то это действительно ангел, и ангел вы" под смешки и комментарии некоторых зрителей, относящиеся к происходящему на заднем плане. К концу сцены Мефистофель убивает Марту своей тростью.

Совсем ненамного появляется Вагнер (баритон). Пожалуй, единственное, чем он может запомнится - бутылка вина, с которой он ходит всю сцену, постоянно предлагая кому-нибудь выпить. Мефистофель предсказывает ему гибель в первом же бою и в третьем акте тело Вагнера пронесут на носилках возвращающиеся с войны солдаты.

Ещё один немаловажный герой оперы - хор. В "Фаусте" хор выражает очень многое. Хор славит жизнь, весну и любовь в прологе, выступая антагонистом Фауста, хор - народ на гуляниях, хор, вооружившись мечами, перевернув их так, чтобы получился крест, прогоняет Мефистофеля, хор обвиняет Маргариту в церкви, но в то же время просит умирающего Валентина простить сестру. Ещё есть хор ведьм, поющий о Вальпургиевой ночи, и хор солдат, возвращающихся с войны, и поющих о радости возвращения в родной дом к любящей семье. Хоровые сцены одни из лучших в спектакле, слушать их - одно удовольствие. С визуальной точки зрения интересны костюмы - их много, они в большинстве своём разные: в первом действии стилизованные под средневековье, преобладают довольно светлые цвета - белый, голубой, серый, так же чёрный. В третьем действии костюмы - полностью чёрные пальто.

В этой постановке "Фауста" есть балетная картина "Вальпургиева ночь". В этой сцене поднимается под углом платформа, лежавшая всё это время на полу. В её дно вмонтированы софиты, а на месте, где лежала платформа, открывается красная площадка (по-видимому, специальное покрытие для того, чтобы артистам было удобно танцевать). Солисты балета - Анна Жарова, Анна Одинцова, Наталья Ершова, Илья Головченко, Михаил Лифенцев, Иван Оскорбин. Они пересказывают в танце историю любви Фауста и Маргариты. Различную нечисть исполняет кордебалет. И если в начале картины всё ещё достаточно спокойно, то к концу на сцене разворачивается настоящая вакханалия. Здесь вновь правит бал Сатана - снова выезжает на сцену лимузин, из которого вываливаются явно невменяемые девушки, выезжает прозрачная труба с "голыми" людьми, многие девушки оголены по пояс и уже по-настоящему, мигают огни, всё это происходит под соответствующую громкую и достаточно резкую музыку.

В начале картины Маргарита проходит мимо и с поднятых рук швыряет своего ребёнка. Фауст на переднем плане лежит в беспамятстве.

Конечно, несмотря на то, что "Фауст" - именно то, что принято понимать под словосочетанием "режиссёрская опера", нельзя не сказать об оркестре и дирижёре. Дирижёр-постановщик - Евгений Волынский. Ему надо отдать должное за аккуратное, достаточно мягкое, не агрессивное, слегка меланхоличное прочтение оперы. Разумеется, без оркестра это не было бы возможным. Ведь именно благодаря музыкантам на эту оперу могут приходить те, кто хочет именно слушать музыку, а не смотреть постановку.

Было бы несправедливо обойти вниманием артистов миманса. В первую очередь это демоны. К сожалению, их имена, как и имя созданного Мефистофелем образа Маргариты, нигде не указаны. Это артисты-акробаты. Сперва они трюками развлекают публику на ярмарке. Позже они вылезают из лимузина Мефистофеля на крышу и извиваются рядом. Так же демоны во втором действии окружают Маргариту, всё время приближаются к ней, а в конце действия недвусмысленно следуют за Маргаритой и Фаустом в её дом, сбрасывая с себя чёрные пальто и оставаясь в телесных (голых) шортах.

Еще во второй картине есть белые "скульптуры" воинов с копьями на заднем плане. В конце действия они спрыгивают с постаментов и уходят на войну, чтобы в третьем действии гипсовые осколки  пронесли на носилках возвращающиеся с войны солдаты, поющие "Vous qui faites l'endormie..."

Помимо этого - акробаты, не исполняющие роль демонов, и некоторые простые люди.

Эта постановка "Фауста" получилась причудливым симбиозом вечного духовного наполнения и сиюминутных эффектов. За яркой обложкой - всё та же история, не тронутая режиссёрскими "революционными" интерпретациями. История о людях и демонах, которые их сопровождают, рассказанная на примере истории Фауста и Маргариты, история, которая может произойти в любое время в любой точке мира. Каким бы он ни был, но назвать этот спектакль пустым точно нельзя. Образы и сценические решения достаточно хорошо читаются, чтобы любой, кто придёт на "Фауста", смог найти повод к размышлению, и, следовательно, самое главное в этой постановке есть.

K2_LEAVE_YOUR_COMMENT

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…