«Левиафан» времен Мусоргского. «Борис Годунов» в «Геликон-опера»

03 Май 2016
K2_ITEM_AUTHOR  Дмитрий Леонтьев
Фото с сайта театра

Опера «Геликон» делает Москву похожей на небольшой итальянский город, где жителей немного и они знают в лицо всех своих артистов. Без лишней помпезности и официоза. Зрители здороваются с музыкантами, музыканты с охранниками, охранники с режиссерами.

Это удивительно уютный коллектив. Только здесь в антракте в буфет в разгар «трапезы» заходит человек и хорошо поставленным, благородным, но при этом очень естественным и дружественным голосом произносит: «Господа, прозвучал второй звонок, прошу всех в зал». Пожалуй во всей Москве лишь в «Геликоне» выход дирижера и его рукопожатие с первой скрипкой достойно отдельного рассказа. Если мне скажут, приходите в «Геликон», можно будет лишь посмотреть на маэстро Владимира Понькина, я не откажусь. Дело стоящее.

Кому это было нужно?

Однако в этот раз я больше интересовался не оркестровой ямой, а сценой. И вот почему. Немного истории. Жил царь Борис Годунов. Человек умный и полный страха. Глубокая и многогранная личность. Почему в опере Мусоргского  отражена лишь одна и далеко не самая лучшая черта государя, оставим на совести автора. Сюжет вообще построен на ошибочной версии. Годунов боялся вовсе не «кровавого мальчика». Были у царя другие враги. Борис служил при Иване Грозном, а затем при его сыне в должности «правителя государства Российского», то есть премьер-министра. Когда в Угличе погиб Дмитрий, незаконнорожденный сын Грозного, современникам и в голову не пришло обвинять Годунова в этом криминальном эпизоде. Борис занимался делами поважнее, чем игра в ножички. Он пользовался полным доверием правящего тогда законного сына Грозного, и рассчитывал продолжить служить двору в прежнем качестве без лишних потрясений. В случае прекращения царского рода на трон должны были сесть бояре Романовы. По родству они были гораздо ближе к Рюрикам, чем Годуновы. Следственное дело о смерти царевича Дмитрия прекрасно сохранилось, лежит в архивах. Современные сыщики, читавшие его, говорят, что хоть сейчас в суд — все  составлено добросовестно и профессионально. Все допросы и показания свидетелей есть. Однако, когда церковь и Земский собор уговорили именно Бориса стать царем, к делу вдруг начались вопросы ...у бояр Романовых.

Деньги и враги

Сукин сын Пушкин, а таковым, по своему собственному скромному мнению, он стал сразу по написанию «Бориса Годунова», очень любил красивую жизнь. Был не просто франтом из разряда мальчиков-мажоров, нет, светским львом, как минимум. Модные наряды. Красивая жена. Впрочем, что это я так скромно? Самая красивая женщина Санкт-Петербурга. С ней Пушкин разъезжал по балам, где вел себя так, что порой смущал даже государя императора. Однако цены кусались. Карета, фрак, платье жены, куча детей. Чего только стоили пожарские котлеты, которые он заливал вдовой Клико! Деньги у писателя кончились. Да так, что купить дров, чтобы протопить весь дом в родовом имении не хватало. Теплой была только одна комната. Бездомные лучше сейчас живут, чем тогда прозябал Александр Сергеевич. Зато денег много было у  и императора Николая. Человек тот был не романтичный, но государственный и решил спонсировать гения русской литературы, чтобы эту литературу собственно создать. Николай простил Пушкину все: и «тираны мира трепещите» и «хочу воспеть свободу миру, на тронах поразить порок». Ведь все антимонархические стихи были написаны поэтом исключительно в адрес Александра 1, а тот уже закончил свою жизнь. Потом, правда, выяснились неприятные обстоятельства связанные с «Гаврилиадой», но Николай приказал  придать забвению авторство этого памфлета. Денег Николай давал Пушкину много. Больше чем генералу на госслужбе. Но писателю не хватало, и он слал императору письма с просьбой дать еще. Государь не отказывал, но взамен просил одного: никогда не драться на дуэли. Прозорлив был самодержец. Пушкин так много взял денег у Николая, что как-то незаметно для самого себя начал воспринимать врагов рода Романовых как своих личных. Ворующих, так сказать, его пожарские котлетки и отпивающих Клико. Даже, если эти враги давно умерли. Слишком вольное допущение? Не вижу смысла в упреках. Если позволено предполагать в Годунове убийцу, то уж моя фантазия просто верх этикета.

Преступник так не споет

Я не зря рассказывал столько о Пушкине и Годунове. Только приведенные факты могут показать насколько противоречивое по своей природе произведение взял режиссер-постановщик «Геликона» Дмитрий Бертман. Изначально в «Борисе Годунове» заложен такой мощный конфликт между реальностью и ложью, что по ходу действия в любом случае вылезет наружу. Так и случилось. Режиссер постарался принизить абсолютно всех. На сцене ни одного положительного персонажа. Массовка, изображающая то толпу, то боярскую думу, то польских наемников, - глупая и агрессивная. Шуйский хитрый и подобострастный. Марина Мнишек циничная и пустая. Рангони нехристь. Гришка Отрепьев мерзкий бомж. Годунов карьерист-киллер. Просто «Левиафан» тех времен. Но, что интересно, арии Бориса посвящены самым благородным темам. Он поет о совести, о семье, о спасении голодающей Руси. В итоге его голос удивительным образом звучит самым праведным из всех, и не только по тексту, но и по интонациям, не в последнюю очередь из-за характерного баса Михаила Гужова. Его тембр словно отвергает нелепые пушкинские обвинения: преступник так звучать не может. Историческая истина пусть и через черный ход прорывается сквозь лживый сюжет и являет себя публике. Борис остается единственным, кому сочувствуют и сопереживают зрители, хотя это никак не входит в режиссерский замысел. Ведь Дмитрий Бертман рассчитывал на совершенно иной эффект. Он хотел протянуть ниточку от «Годунова» к современной российской власти, и упрекнуть ее. Не вышло.

Дальше от политики — ближе к искусству

Если вы хотите узнать, что такое русская опера, и есть возможность выбрать только одну постановку для просмотра, то «Годунов» именно та вещь, которая вам понадобится. Особенно в трудно исполнимой, напряженной и дерзкой редакции Дмитрия Шостаковича (именно ее взяли в «Геликоне»). Она обладает всеми российскими чертами. Здесь нет упора на мелодизм, настоянный на итальянской чувственности. Музыкальная ткань этой оперы далека и от идеальной немецкой пропорциональности. Вместе с тем это произведение не заигрывает и с псевдо-народной «русской клюквой». Мощное детище Мусоргского больше похожее не на оперу, а на боксерский профессиональный матч из 12-ти раундов, изредка прерываемый церковной службой. Здесь кривда бьет кривду в каждой следующей арии, а правда так и не появляется, ее лишь можно почувствовать нутром. Оперные «поединки» разгораются между Годуновым и Шуйским, между Мариной и Гришкой Отрепьевым, между Мариной и Рангони. Кульминационным «боем» является диалог Марины и Гришки. Да! Чем дальше опера от политических вопросов, те сцены ярче и интереснее. Дмитрий Бертман воплотил здесь фейерическую интерпретацию. Марина изображает гламурную недоступную красотку, а Гришка отвратного бомжа, да так натурально, что чешет блох и грызет морковку не прерывая вокала, одновременно изо всех сил стараясь демонстрировать сексуальность. На это стоит посмотреть, даже если вы не поклонник Мусоргского. Марина сдается, и в итоге получается, что центральный персонаж постановки — бомж, соблазнивший «фотомодель» своими блохами. К царским страданиям-то мы привычны, а вот эротический триллер с участием бича и блондинки спрятанный внутри «Годунова» выглядит сильно.

«Антиквариат»

Впечатление от оперы усиливается тем, что сцена сделана почти вертикальной, и постановку смотришь словно кино на экране. Эффект удвоенной концентрации на разворачивающихся событиях создается и отсутствием декораций. Кроме масштабной железной лестницы на сцене ничего нет, что временами наводит иллюзию концертного исполнения. Однако это вовсе не недостаток. Напротив, делает игру персонажей более выпуклой. Костюмы также далеки от вычурности и надеты просто с целью не оставлять певцов раздетыми. Единственный откровенный дефект — это компоновка оркестровой ямы. К сожалению «Геликон» вынужденно дает спектакли на Новом Арбате, поскольку основная сцена с 2007 года в ремонте. На этой временной по сути площадке оркестр сидит очень высоко и как бы отделяет публику от вокалистов стеной звука. Из-за этой досадной оплошности некоторые арии просто тонут в аккомпанементе. Хотя и сам оркестр способен доставить слушателю  удовольствие. Особенно вкусно звучит фагот, чей магический и одновременно,  не побоюсь такого сравнения, «антикварный» тембр выгодно выделяется на фоне струнных и валторн.

Нужна ли точка?

«Годунов» гарантированно доставит удовольствие любителям басовых партий, на которые так богата опера. Годунов в исполнении Михаила Гужова звучит мощно. Голос объемный и эмоционально яркий. Мусоргский по собственному мнению писал не оперу, а музыкальную драму, поэтому здесь не стоит искать каких-то нюансов культуры звука, тонкостей фразировки. Главное — выразительность. Причем не на уровне внешних эффектов. Бертман со своей стороны заставил Годунова конкурировать Гришкой Отрепьевым не только с учетом их ролей в драме, но и на уровне борьбы за внимание слушателей. В итоге бас Михаила Гужова сначала побеждает, но к концу действия инициатива полностью переходит тенору Василия Ефимова. Голос Ефимова чрезвычайно интересен тем, что способен резко менять интонацию и характер. Мгновение назад он звучал униженно и просяще, и вдруг уже гремит надменно и жестоко. Видно, что тенор выкладывается на сцене целиком без остатка. Когда труппа выходит на поклон, то Ефимову уже не до славы — только бы отдохнуть. Трудно сказать по какой причине, может по замыслу режиссера, или же по самостоятельно разворачивающейся на сцене «Геликона» внутренней логике, но центральным голосом этой постановки является тенор самозванца (хотя по идее главный - Годунов). Дмитрий Бертман сделал Гришкины арии самыми насыщенными и кульминационными? Или это талант исполнителя? Сам Бертман точку в этом вопросе не поставил. Значит она и не нужна!

 

Фото с сайта театра.

K2_LEAVE_YOUR_COMMENT

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…