Атака «пикаперов» в Большом театре («Così fan tutte» или Школа влюбленных)

03 Май 2016
K2_ITEM_AUTHOR  Дмитрий Леонтьев и Александр Глушков
Дамир Юсупов

«Так поступают все женщины или Школа влюбленных» одна из популярных опер Моцарта. «Cosi fan tutte» для сегодняшнего проецирования имеет слишком абсурдный сюжет: две влюбленные девицы не узнают своих переодетых женихов и позволяют им себя соблазнить. Подобное сегодня – неуместно. В связи с чем режиссёры каждый раз пытаются как-то изменить либретто, прибегая к различным режиссёрским находкам не всегда удачным. Режиссёр Флорис Виссер не стал выдумывать ничего нового. Пошел строго в русле либретто Лоренцо да Понте.

В 18 веке опера не была искусством так, как мы представляем это сегодня. Для людей нашего века опера стоит на самой вершине постамента. Она недосягаема. Она выше неба. В ней сосредоточено все лучшее, что только можно себе представить. Оперу ставят в храмах искусства самые уважаемые и знаменитые режиссеры. Оркестрами управляют гениальные непоколебимо авторитетные дирижеры. Петь на сцене Большого, значит войти в историю, даже если это случилось один раз, по случаю. Мы привыкли к такой реальности и поэтому нам довольно трудно, почти невозможно понять, что во времена Моцарта опера была чем-то вроде телевизора. Публика искала возможности развлечься или пощекотать нервы. Отсюда огромное количество проходных и откровенно неудачных постановок. Горы хлама, пошлятины, бездарности и конъюнктуры. Время отторгло весь мусор, и оставило нам только шедевры, мы по сути получили только выжимку, квинтэссенцию, максимально очищенную субстанцию, чистое оперное золото. Наши вкусы оказались под охраной естественного фильтра столетий, а раньше на страже эталона были только меценаты-покровители (точнее их внутренние эстетические предпочтения) и не ведающая почтения публика, способная швырнуть в артиста несвежим яблоком и орать во все горло.

«Школа влюбленных» крайне интересным образом застряла на границе этого «фильтра». Современники особенно в Германии поносили ее самым откровенным образом. Как только не называли эту постановку. Убогая, ничтожная, никудышная, унизительная, жалкая поделка. Можете себе представить? Постепенно мнения становились все мягче, и в 20-м веке критика полностью исчезла. Вовсе не потому, что чудесным образом опера вдруг трансформировалась в шедевр. Просто в 20-м веке сказать что-либо недоброе в адрес Моцарта уже стало самоубийством для критика. К этому времени Моцарт превратился в божество, идола, непогрешимого гения.

Сомнений нет — музыка Моцарта была есть навсегда останется вершиной искусства. Однако, опера не состоит только из нот. Здесь есть сюжет, диалоги и актеры. Практически весь 19-й век, да, и 20-й тоже режиссеры пытались исправить ошибки изначального либретто, написанного Лоренцо да Понте, пускались на немыслимые импровизации с сюжетом. Старались так сильно, что сегодняшние постановщики, устав от этой практики, начали брать за основу канонический текст и не отступать от него ни на шаг. Именно так поступил и голландец Флорис Виссер в Большом театре.

Художники спектакля Гидеон Дэйви и Девеке ван Рей (костюмы) выстраивают на сцене фасад красивого зала с хрустальной люстрой. Костюмы героев передают те милые детали эпохи, о которых приятно в очередной раз узнать, подивиться причудам моды, особенно женской.Эффект эпохи далёкого времени усиливается «тусклостью» цветов в которых выполнены декорации: ощущение, что этим декорациям очень много лет, и их привезли из какого-то склада, где они очень долго хранились после многоразового использования, словно на них ещё остался парафин XVIII века. На сцене мы видим театрально спускающиеся живописные акварельные деревья, ангелочков, капельдинеров, волнующееся море, имитированное вращением конструкции из деревянных валиков. На фоне красочной картинки разворачивается драма: герои оперы проходят через предательства любимых и остаются побеждёнными. Обычно в неверности обвиняют мужчин, но здесь злодейки – женщины.

Приятным открытием стал тенор Юрий Городецкий (Феррандо) с его потрясающими высокими и насыщенными нотами. Порой даже забываешь дышать во время его арий. Остальные голоса радуют не меньше. Яркий пример Нина Миносян в роли служанки Деспины. Ее сопрано добирается до вершин бельканто и с первой же арии встречается бурными аплодисментами. Эта певица составит украшение любой опере. Чистота вокальной линии отменная. Голос хоть и постоянно в игре, в нюансах, но сохраняет прекрасную ровность звуковедения. Живость и красота ее сопрано способны покорить любого зрителя.

Олег Цыбулько в роли Дона Альфонсо звучит подчеркнуто сухо, что оправданно по сценарию. Ведь он циничный и бессердечный кукловод. Екатерина Морозова (Фьордилиджи) и Юлия Мазурова (Дорабелла) выступают в более эмоциональной и взволнованной манере, насколько это возможно для кроликов, участвующих в медицинских опытах. Им достается неблагодарная роль человеческого материала, предназначенного для психологических экспериментов. Они не могу показывать искренних и глубоких чувств, поскольку в финале должны оказаться в двойственной ситуации. Если зритель начнет с самого начала им сопереживать, сюжет просто полетит ко всем чертям.

Это особенно раздражало многих критиков 18-19 веков, и это же сдержало гений Моцарта, который не добрался до тех вершин, которые покорил в более поздней «Волшебной флейте». Музыкального материала композитору бы хватило, чтобы аналогично развернуться в «Школе влюбленных», но, увы... Впрочем, это нюансы.

Оркестр под управлением Стефано Монтанари играет почти идеально. Даже просто дирижирование маэстро – отдельный спектакль. Его импульсивность и энергетика заряжает воздух, который распространяется по всему залу и на сцену. Претензия лишь одна – заглушает ансамблевое пение, выходя на крещендо. Впрочем в российской оперной  практике это скорее традиция, чем грех. Отдельного слова достоин хаммерклавир, солирующий при речитативах и в паузах между диалогами.

Но вернемся к двойственности «Школы влюбленных». Гениальная музыка Моцарта все время упирается в слабый сюжет, который в свою очередь не идет дальше глупых диалогов, а последние, увы, отражаются на лицах персонажей. В итоге, то, что происходит на сцене, теряет в искренности. Некоторые критики уверенно заявляют: «Такую оперу можно ставить только в Италии. Северные страны, где к чувствам героев относятся слишком серьезно, только портят это наполовину комическое представление». Похоже они правы. Ведь почему Деспина так гармонично и уверенно чувствует себя в постановке? Этот персонаж единственный, кто не переживает сильных эмоций. Зато у нее большой простор, чтобы продемонстрировать красоту мелодий Моцарта и конечно же прелесть живого, струящегося вокала. Все остальные герои мечутся между правдой и ложью, истинными и выдуманными эмоциями. При этом из-за ограниченности сюжета вынуждены делать это в довольно примитивных обстоятельствах. Одновременно, поскольку мы в северной стране, все сохраняют недюжинную серьезность на лице. Разве у них есть хоть один шанс против незамутненной, игривой и беззаботной Деспины? Все «работают», а она «отдыхает».

Что же хотел сказать своим либретто Лоренцо да Понте? В чем главная мысль сюжета? Опера заканчивается неудачной попыткой триумфа разума над чувствами, больше похожего на трагический конфуз. Да, женское сердце непостоянно, и путем настойчивых усилий его можно склонить на левую сторону, даже при наличии жениха. Это не новость, однако и далеко не абсолютное правило. То, чем занимаются соблазнители главных героинь в «Школе влюбленных», в наше время получило название «агрессивного пикапа» или «пикаперской атаки». Но за эту технологию должны быть наказаны мужчины, а Лоренцо обвиняет женщин. Автор заложил здесь идею компромисса, тему великодушия, прощения. Однако сделал это торопливо, скомкано, неудачно. К счастью Моцарт это всегда огромный праздник для зрителя, который невозможно испортить нюансами либретто, и уж тем более, когда речь идет о постановке в Большом.

 

Фото: Дамир Юсупов, с официального сайта ГАБТ.

K2_LEAVE_YOUR_COMMENT

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…