Бал-маскарад ревнует, значит любит?

16 Март 2017
K2_ITEM_AUTHOR  Мария Козлова
Фото с оф. сайта театра

Никогда нельзя знать заранее, что будет хорошо, а что не очень. В театре тоже. Перед спектаклем «Бал-маскарад» в Мариинском театре некоторые любители переживали из-за составов исполнителей, кое-кто даже сдал билеты, а опера была исполнена впечатляюще! Бурные овации и цветы артистам – наглядное тому доказательство! Три с половиной часа пролетели, как одно мгновение. Слух радовался музыке и вдохновенному пению, глаза следили за игрой артистов, развитием сюжета и радовались сценографии, красивым декорациям и костюмам.А послушать и посмотреть было что. Ведь это был хороший СПЕКТАКЛЬ, который воспринимался как непрерывное волнующее действие. Он был спет всеми исполнителями, словно, на одном дыхании. Придираться можно, но прекрасное впечатление от этого не изменится! Меня радовали костюмы и декорации, очень помогала проникнуться трагической историей любви и ревности сценография и режиссура. Все это вместе создавало на сцене захватывающую, динамичную, очень понятную и вызывающую сочувствие и размышления человеческую драму, да еще в такой прекрасной музыкальной «обертке», что ее хотелось слушать и слушать. Верди в своей поразительной красоты опере «Бал-маскарад» доносит до нас события пьесы Эжена Скрибы «Густав III Шведский», но переносит действие Соединенные Штаты Америки XVIII века, еще до их превращения из колонии Великобритании в свободную страну. Сходные события действительно имели место в жизни, только в королевской семье Швеции. Но трогают они зрителей и слушателей оперы, прежде всего, потому, что эта вечная тема борьбы любви и долга, верности и измены, ревности и мести, воплощена в гениальной музыке лучшего оперного композитора всех времен и народов. А если опера еще и достойно поставлена, если постановка не отвлекает во время спектакля на ненужные внутренние споры с режиссером, трагедию любовного треугольника Амелия – Ренато – Ричард воспринимаешь, как собственную.

Услышать эту оперу Верди «Бал-маскарад» в Мариинке, когда партию Ренато будет петь Владислав Сулимский, мне хотелось с лета, с фестиваля «Звезды белых ночей», поэтому и билеты взяла сразу на все заявленные спектакли еще в августе. В осеннем «Бале» не повезло, а 17 февраля мне это удалось!

Поэтому не удивительно, что центром притяжения для меня в этом спектакле был Ренато. В исполнении Владислава Сулимского он наконец-то мне стал понятен, этот безумно ревнивый человек, ведь он был сыгран так достоверно и прекрасно спет, как это умеет делать этот замечательный артист! Лучшего Ренато я пока не слышала в театре, не только в Мариинском . Хотя это уже мой третий «Бал-маскарад» за год. Ренато Владислава Сулимского был прекрасен как роль и как партия! Он у него живой человек. Креол, потомок испанских первопоселенцев Америки, по определению натура горячая, вспыльчивая, ревнивая. Но все не так просто. У Владислава Сулимского он – не обычный домашний тиран, не разновидность Отелло, у него Ренато – человек противоречивый и не без понятных человеческих черт. Я не поверила своим глазам, глядя, как мрачнеет, тяжелеет и чернеет взгляд Ренато, когда он видит Амелию, якобы пришедшую на свидании с Рикардо-Ричарду, другу, губернатору, любимцу народа. И я онемела от удивления, когда в сцене тяжелого объяснения с женой, которую он решил убить за мнимую неверность, стало ясно, что он колеблется, что он любит жену, хотя и очень собственнической любовью. Его рука надолго замерла над ее головой, пока она пела свою арию-мольбу, решая, погладить (и простить?) или нет, а потом отдернулась... Не простил, ревность заслонила разум. И сын в трактовке Владислава Сулимского – не заложник, а гарантия от собственной нерешительности. Он его нежно целует в макушку, гладит по голове, совершенно не допуская мысли о его смерти из-за его отступничества. И просто гениальная, точная психологическая находка, когда раздавленный непоправимым событием – убийством – Ренато встает на колени перед Амелией, а занавес уже опускается. В других спектаклях я такого не помню. Такого поразительного Ренато я даже вообразить себе не могла! А вокально – для меня он был просто восторг восторгов! Когда Владислав Сулимский поет в операх Верди, красота и богатство его голоса, бархатистость тембра, прекрасные – практически уникальные – обертоны раскрываются максимально! И просто прекрасно звучит! И это не преувеличение, это констатация факта.

Вполне хорош был и Ричард (Август Амонов), идеальным исполнение не назовешь, но голос был динамичен, партия исполнена с хорошей музыкальной фразировкой и выразительностью. Этот персонаж привлекал внимание своей душевной щедростью, доброжелательность и великодушием. Правитель XVIII века в далекой Новой Англии, обладающий обостренным чувством чести, и по отношению к другу, и к полюбившейся ему женщине, – редкая птица. В целом, голос певца звучал проникновенно, давая зрителям почувствовать переживания, сомнения и терзания персонажа.

Амелия (Екатерина Шиманович) была слегка заторможена, казалось, что ей особенно не до любви, хотя на словах она старалась нас убедить, что в душе пылает пожар. Голос звучал временами взволнованно и даже сердито, лучше всего ей удалась ария в сцене объяснения с Ренато. Порадовало и то, что из этой легкой заторможенности она не вышла, и когда ее муж зарезал друга-губернатора, а так и осталась сидеть, пригорюнившись, на полу, в объятиях мужа об убитом им любимом человеке не рыдала. Поэтому не возникало ощущения, что Ричарда предал не только друг, но и любимая женщина.

Забавный, легкомысленный и не в меру болтливый паж Оскар (Ольга Пудова) пел прекрасные веселые арии. Легкий и подвижный голос певицы красиво звучал, но все-таки для огромного зала нового театра хотелось большей глубины и силы его звучания. Ведь ему Верди доверил петь самые веселые и красивые мелодии в опере. Я слышала Суми Ио (Sumi Jo) в этой партии в видеозаписи оперы, подготовленной Гербертом фон Караяном, а реализованной Георгом Солти (1990), и это поистине блистательные фрагменты. После этого трудно примириться с неплохим, но не достаточно звучным исполнением.

Совершенно замечательны были роскошно спетые и сыгранные заговорщики Самуэль (Илья Банник) и Том (Михаил Петренко), и когда насмехались над Ренато, и когда кидали жребий, кому убивать Ричарда. Колдунья Ульрика (Злата Булычова), немного карикатурная, как в «Волшебнике Изумрудного города», варила свое зелье и пела, слегка припадая на низах.

Прекрасно звучала музыка, такая особенная в этой опере, оркестр под управлением Михаила Синькевича был на высоте.

Финал оперы берет за душу, хотя этот вечный сюжет любви и необоснованной ревности нашел отражение у многих великих писателей, поэтов, композиторов. Пьеса и оперы «Отелло» Шекспира, Россини, Верди. Драма «Маскарад» Лермонтова. Но и у почти современников есть что-то похожее. Достаточно вспомнить роман Джека Лондона «Маленькая хозяйка большого дома», где героиня в один прекрасный день понимает, что одновременно любит мужа и его друга, оба достойные люди, оба отвечают ей взаимностью (друг все-таки платонически), и она не может сделать выбор, мучается от невозможности разрубить этот гордиев узел и стреляет в себя из охотничьего ружья мужа к ужасному горю обоих мужчин…

У Верди в «Бале-маскараде» эта коллизия дается бесхитростно, и поэтому очень трогательно и выпукло. А не отвлекающая от сюжета, музыка и пения постановка ярко высвечивает волнующую каждого историю. Муж любит жену, она его – тоже, но что-то (обычно это какой-то пробел во взаимоотношениях, нехватка чего-то – тепла, эмоций, внимания) заставляет ее обратить внимание на друга мужа и влюбиться в него. Но из чувства долга она пытается избавиться от предосудительного влечения, любой ценой. Однако «благими намерениями выстлана дорога в ад». Ее тайна случайно становится известной Ричарду, объекту влюбленности Амелии, и соблазн реализации взаимности чувств ввергает героев в драму, завершившуюся убийством соперника из ревности. Фактически в сюжете оперы показаны несколько типов любви, которые и сегодня никуда не делись, ведь человеческая психология – одно из самых консервативных проявлений людей. Истинная любовь, эгоистическая любовь, жертвенная любовь, платоническая любовь… Опера невольно заставляет задуматься, что в любви главное – свой эгоистический интерес, благополучие любимого человека, выполнение долга? Что считать неверностью, изменой? Влюбленность как возникшее чувство, платоническая любовь – это измена или нет? А измена в мыслях? И какова плата за нее? Все эти вопросы нередко в разное время встают перед многими людьми в реальной жизни. И ответ на них зависит от обстоятельств, от взглядов людей, от их характеров. И каждый разрешает коллизию по-своему. Сегодня мы уже не поставлены в жесткие рамки законов, традиций, общественного мнения, предрассудков и осуждения. Такие проблемы можно успешно разрешить бескровно. Что, собственно, и хотел сделать склонный к миролюбию Ричард. Он решил расстаться и с другом, и с его женой навсегда, отправив их в Англию и отделив любимую от себя океаном. Но многие по опыту знают, что нереализованная любовь, нередко оказывается самой сильной, самой устойчивой и сокрушительной, самой долговечной. И платоническая любовь часто вызывает не меньшую ревность, чем вполне земная. И, наверное, не случайно. Потому что большинство, видимо, интуитивно чувствует, что сильная любовь – это настоящая броня, она делает невозможными не только измены, но даже мысли о них. А если такие желания и помыслы возникают, значит, любовь либо совсем ушла, либо начала уходить, иногда не без причины. И мудрое решение, которое принял Ричард (он хотел добра той, кого любил, а не себе), – разъехаться, иногда ничего не решает, а просто делает несчастными всех участников любовного треугольника. Сегодня такие вопросы все-таки юридически решаемы, но в XVIII веке, увы, – нет. Но какая мука жить после этого!

Когда осенью я слушала в финале оперы последние слова умирающего Ричарда, который простил всех участников своего убийства и помиловал их своей властью губернатора, то подумала: «Бедная Амелия (ведь она спасала мужа от смерти, когда открыла свое лицо и позволила себя узнать заговорщикам, а он этого не оценил)! Даже, если на словах муж ее простит (за мысли!), то не забудет! И превратит ее жизнь в ад, поскольку будет попрекать ее при каждом удобном случае. Как же она все это вынесет?». А теперь, 17 февраля, глядя на другого Ренато – Владислава Сулимского (осень Ренат о исполнял Алексей Марков), я поняла, что Амелии ничего плохого не грозит, скорее Ренато измучается угрызениями совести.

В Михайловском театре, где прошлой весной я впервые слушала эту оперу в «декаденской» постановке бывшего директора Латвийской оперы Андрейса Жагарса, спектакль и заканчивается, вопреки либретто и логике, крайним выражением таких мучений – самоубийством Ренато. Но это психологически кажется совершенно неправдоподобным – иначе, зачем убивать соперника? И воспринимается уж совсем эгоистичным и безответственным – на кого же жену с сыном бросил?

Поэтому, когда опустился занавес в Мариинском театре, я еще раз порадовалась такой красивой, психологически и исторически выдержанной постановке этой оперы на основе итальянских версий, осуществленной Андреем Кончаловским в 2001 году, сначала для театра Реджио в Парме (для фестиваля Верди), затем, в том же году – и для Мариинского театра. Постановка оперы, красивая, сделанная в золотисто-вишневых тонах. с выдержанными в стиле эпохи декорациями и костюмами, позволяет представить оперу самым выгодным образом, создав нужное настроение и подсказав воображению нужные образы. Роскошные интерьеры дворца губернатора Новой Англии, искрящееся веселье губернаторского бала-маскарада, базарная суета морской гавани, ужас страшного места казни преступников со скромно примостившимися по краям сцены виселицами и другими ужасными атрибутами смерти, сдержанная обстановка семейного дома Ренато – практически классический вариант постановки. Настоящая отрада для любителя классики! Костюмы тоже радовали глаз, яркие в сценах маскарада, сдержанные в бытовых обстоятельствах. Сделанные со вкусом и чувством меры, они помогали проникнуть в характер эпохи и передавали колорит страны. Говоря об этой постановке, так и хочется перефразировать знаменитое высказывание А.П.Чехова, что «в человеке всё должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли».

И на такой «Бал» я пошла бы еще раз, благо, подходящие платье и туфли всегда наготове. Лишь бы эта любимая публикой опера Верди шла на сцене Мариинского театра.

K2_LEAVE_YOUR_COMMENT

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…