Екатеринбургский ТОБ - «Борис Годунов»

21 Декабрь 2014
K2_ITEM_AUTHOR  Александр Глушков, Ольга Мельникова и Антон Никтаров

Классика – это то, что всегда актуально и уместно. Это, в первую очередь, опыт многих поколений и потому к ней обращаются за ответами во все времена. Классическая опера любима постановщиками и зрителями, поскольку  эти истории знакомы и близки человеку, независимо от эпохи и места, в котором он находится.

Премьера оперы «Борис Годунов» в постановке Александра Тителя состоялась  в Екатеринбургском  театре оперы и балета в сентябре 2012 года. Тогда спектакль встретили восторженно, отметив свойственный  театру  новаторский подход к постановкам и свежий взгляд на давно всем знакомую оперу.

Александр Титель – один из тех, кто не ищет простых решений. Его постановки порой неоднозначно воспринимаются зрителем. Однако нужно понимать, что Титель всегда очень серьезно подходит к передаче глубинной идеи, заложенной в спектакле. Для него важно донести ее до зрителя, в связи с чем он зачастую использует нестандартные интерпретации классических постановок, пытается показать новые  грани сюжета. Насколько у него это получилось в этот раз, мы попытаемся разобраться вместе:

В случае с «Борисом Годуновым» Титель ставил перед собой цель побудить зрителя задуматься над сюжетом и осознать главное - историю нельзя забывать. Поэтому он создал атмосферу, трогающую каждый нерв зрителя, заставляющую полностью погрузиться в спектакль. Он обратился к первоначальной версии оперы, убрал лишний лоск и оставил только самое важное – сюжет без прикрас. Целесообразность подобного хода с самого начала вызывает подозрение, ведь опера «Борис Годунов» - историческая и основана на реальных событиях.

В постановке Тителя время становится второстепенным. Сцена представляется пространством, где нет ни прошлого, ни настоящего, ни будущего в прямом понимании этих слов. Титель решил отказаться от стандартных костюмов, к которым привыкли ценители оперы. Герои постановки предстают перед зрителями в современной одежде и  с атрибутами современной жизни, тем самым отсылая его в наше время. Таким образом, режиссер попытался сделать сюжет более понятным и близким современному человеку, а так же показывать, что такая история может случиться и с нами.

 Декорации Владимира Арефьева – это вообще отдельная тема, с одной стороны они довольно явно отсылают зрителя к нашей эпохе, с другой стороны - зачастую они не совсем уместны. Даже если предположить, что вместо Царя в опере президент (на что явно намекает абсолютно все), то почему все окружение напоминает военный бункер? Причем не реставрированный примерно лет 50-60, что довольно типично для нашей страны в нынешнем времени. Сцена с летописцами словно происходит на тюремных нарах, что тоже, на мой взгляд, явный перегиб. Что это - попытка привлечь «Блатную» аудиторию, живущую по понятиям, в театр? …Сильно сомневаюсь. Четкий ответ, увы, пока дать не может никто, не даст его, скорее всего, и сам режиссер. Сказать, что декорации вписываются в концепцию пост-модернисткой версии оперы и добавляют какого-то реализма или драматизма, нельзя, а вот сказать, что отталкивают целевую аудиторию от прекраснейшего из искусств - вполне.

Так же не совсем понятен ход  появления призрака покойного царевича, коль оперу все равно перевернули с ног на голову, да еще и сократили, сцену эту можно было и убрать, сделав узурпатора более жестоким и бескомпромиссным персонажем. Да и данный ход сильно бы приблизил постановку к тому, что хотел показать Титель (или в чем он старается нас убедить).

Несколько спасает положение игра актеров – начиная от главного героя, заканчивая хором.  Актерский состав в 103-ем театральном сезоне обновился, при этом, предлагая по-прежнему высокий уровень мастерства.

Гарри Агаджанян прекрасен в роли Бориса. Гамму эмоций вызывает его персонаж, сложный, неоднозначный: его то пугаешься,  то сочувствуешь, то жалеешь. Голос артиста как проводник в лабиринте его мыслей, метаний, сомнений.  Сцена смерти Бориса, одинокого, жалкого – одна из наиболее  ярких и запоминающихся. Актеру удается затронуть струны где-то в глубине сердца зрителя так, что невозможно остаться равнодушным.

Трогают и отношения главного героя с сыном, с ролью которого отлично справился  артист детского хора театра Кирилл Бажанов. Совсем еще ребенок, он показывает иную сторону власти – ее слабость, незрелость.

Интерпретация музыки абсолютно созвучна атмосфере, царящей на сцене. Здесь нет ничего лишнего - зрителю дают возможность сконцентрироваться на действии, ощутить трагичность взаимоотношений власти и народа. Музыкальное сопровождение, предложенное дирижером  Михаэлем Гюттлером - это сдержанное, строгое, мощное исполнение. Оркестр своим звучанием  обнажает перед зрителем действие спектакля, выталкивает эмоции на волю.

В целом, и артисты, и хор, и декорации создают цельную картину мрачной, трагической истории взаимоотношений народа и власти. Увы, элементы оформления совсем не гармонируют с исполнением оперы.  Продумать эти моменты постановщикам следовало более тщательно. Так что основная задумка постановщиков в результате выглядит размыто и не ясно. Титель поставил спектакль без  антрактов, поэтому  зритель не отрываясь следит за происходящим на сцене и может в полной мере прочувствовать всю тяжесть, безысходность, обреченность героев  и… и испытание для себя -  высидеть почти два с половиной часа без перерывов и возможности хоть немного размяться испытание тяжелое даже для матёрых театралов.

 «Борис  Годунов» - спектакль строгий, бескомпромиссный, возможно, безжалостный к зрителю. Его окунают в эту страшную, трагическую атмосферу и заставляют оказаться лицом к лицу с проблемой, которая может случиться в любую эпоху, с каждым из нас.

В этом и есть главная задача Тителя, который хотел, чтобы спектакль воспринимали как нечто глобальное, важное не только здесь и сейчас, но и всегда, нечто глубокое, что увидеть можно не сразу (чем, в данном случае, не угодил классический взгляд на произведение остается загадкой).

Итог: зачем было портить классическое произведение непонятными и зачастую неуместными приемами, переносить действие оперы в 21-й век, остается загадкой. Да постановка, безусловно, найдет своего зрителя и поклонников, но даже если на минуту забыть, что есть классическая версия и рассмотреть произведение как самостоятельное, то все равно остается много неуместностей. Модернизация театральных постановок, и в особенности оперных, требуют от режиссера не только таланта, но и вдумчивой, долгой и глубокой работы, на что способны далеко не все. На данный момент в России существует две оперы, модернизация которых не сказалась отрицательно на содержании, и что действительно вдохнуло некоторую свежесть в старые произведения: «Трубадур» в постановке Московского театра Новая опера и «Лючия ди Ламмермур» в Казанском театре оперы и балета. Увы, но Уральский «Борис Годунов» их судьбу не повторил. Хочется надеяться что театр еще вернется к этой постановке и пересмотрит некоторые режиссерские ходы, продолжив работу над постановкой. И, разумеется, стоит пожелать театру в будущем более тщательно выбирать режиссеров для сотрудничества.

K2_LEAVE_YOUR_COMMENT

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…