Муз. театр Станиславского - «Аида»

16 Апрель 2014
K2_ITEM_AUTHOR  Коллективное творчество
Фото: Михаил Логвинов.

Театр Станиславского подарил столичной публике то, чего давно не было и до сих пор нет ни в одном театре города - одну из величайших опер бессмертного Дж. Верди «Аида», для работы над которой был приглашен режиссер Петер Штайн. Художником постановщиком выступил Фердинанд Вегербауэр. Для работы над спектаклем были приглашены одни из лучших заграничных деятелей культуры, что из этого получилось? Попробуем разобраться вместе.

Вообще, допускать драматических режиссеров до оперных постановок, на мой взгляд, далеко не самая лучшая идея, уже не первый раз я слышу выражение что убранство декораций не должно отвлекать зрителя от актерской игры. Увы, иногда режиссеры натурально перегибают палку стремясь убрать «лишнее». Хвала богам, но столичную «Аиду» миновала эта участь, постановка даже получилась модной по европейским меркам. Если говорить о декорациях, то, в целом, постановка выполнена в духе минимализма, однако довольно неплохо проработаны некоторые детали, в особенности храм Изиды (точнее, алтарь), ритуальный меч выполнен в соответствии с эпохой. Режиссер изначально заявлял, что будет делать «камерную постановку», историю любви, где все остальные события будут лишь фоном. С этой точки зрения все обещания и обязательства выполнены, хотя, на мой взгляд, в декорации и костюмы было бы неплохо добавить больше исторической достоверности и деталей, но это уже придирки любителя античной эпохи.

Не совсем понятно почему, но в постановке нет «танца девственниц» во время триумфального марша. Казалось бы, коль автором заявлено, что будет поставлено так, как завещал Верди, священные балетные инсталляции трогать не стоит. Однако в постановке есть танцы жриц (Храм Изиды 1-ый акт) и есть Мавританский танец (Танец рабов – 2-ой акт начало, сцена Амнерис). На этом все, разгадка довольно проста - уходя целиком от пышности и помпезности в минимализм крайне сложно сохранить все остальные события фоном. Танец дев, дарящих себя и свою невинность победителям и спасителям отчизны, во всех постановках зрелище, которое фоном сделать никак не получится.

Еще два момента в спектакле заслуживают отдельного упоминания: это то как Амнерис выходя из храма, где ее готовят к свадьбе, остается подслушать заговорщиков. Этот момент явно показан только в Metropolitan Opera. Вторая сцена – это погребение Радамеса. Мало какие театры прибегают к разделению сцены, чтобы натурально изобразить подземелье, в котором влюбленные оказываются погребены заживо, но театр Станиславского примкнул к этим немногим, и это идет в «плюс» постановке.

Музыкальная составляющая оказалась на высоте, и Феликс Коробов справился со своей задачей на все 100%. Оркестр работает с полной отдачей, экспрессия чувствуется и, что немаловажно, очень хорошо дополняет происходящее на сцене, усиливая передаваемые эмоции, позволяя актерам раскрыть своих персонажей еще глубже. Добавим к этому грамотное и хорошо поставленное освещение, безупречно звучащий хор и картинка сложится идеальная.

Теперь поговорим о главном, а именно, об исполнителях. Эта сторона у театра по-настоящему сильна, подкопаться не получиться даже если очень захочется. Обе Аиды (Анна Нечаева и Мария Пахарь) были безупречны, не только в рамках актерской игры, но и своим вокальным исполнением. Если Мария нашей редакции знакома давно, и в ней мы нисколько не сомневались (по единогласному мнению редакции Мария «лучшая исполнительница роли Виолетты 2013»). И, действительно, артистка не подвела. К материалу она подошла очень ответственно, а учить его, причем не только свою партию, а целиком оперу она начала задолго до того, как было принято решение ставить спектакль. Анна Нечаева, хоть и солистка Большого театра, для нас была совсем неизвестной личностью, однако ее образ так же оставил неизгладимое впечатление в наших сердцах. Повторимся, обе артистки исполняют и подают образ бесподобно, да каждая по-своему, но ведь в этом и прелесть.

Амнерис в исполнении Ларисы Андреевой, мне знакома еще по Самаре, ее образ убедителен как вокально, так и внешне, и, судя по всему, это никак не зависит от антуража и окружающей обстановки. Царицей она будет всегда и не будет церемониться с презренной рабыней.

Ксения Дудникова в этом образе держится более холодно, она не наслаждается своим положением в отличие от Ларисы. Опять же: две артистки - две совершенно разные подачи персонажа. А персонаж Амнерис очень богат и многогранен, и раскрывать его можно со многих сторон.

Блестящий тенор Нажмиддина Мавлянова в партии Радамеса звучал очень убедительно. Повторюсь, актеры театра действительно очень сильны, и даже если бы я очень хотел найти к чему придраться, я бы просто не смог ничего найти. Актерская игра здесь ставится чуть ли не на первое место, и каждый актер справляется с поставленной задачей на ура.

Есть, конечно, парочка моментов… но это уже опять углубление в историю и уход от того, на чем нам предлагает сконцентрироваться режиссер.

Отступлением от канона в самом конце становиться сцена сходящей с ума Амнерис, которая, не выдерживая жестокой участи возлюбленного, решается вскрыть себе вены. И в этой сцене сохранен простор для фантазии- рядом жрецы, умереть дочери сына солнца они, скорее всего, не дадут… хотя кто знает.

Подводя итог, хочется сказать, что постановка, хоть и вызывает довольно много вопросов и споров, все же является сильной, она есть все то, чем ее хотели сделать, а значит, это успех. Ну и, что немаловажно, на премьеру приезжал директор «LaScala», который постановку одобрил. И в планах театра- полностью привезти ее в том же виде и с помощью того же режиссера в Милан. Это еще раз подчеркивает успех постановки, и ее совершенство с точки зрения современной Европы.

K2_LEAVE_YOUR_COMMENT

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…