Дмитрий Белосельский: “Большая радость для солиста работать над постановкой, которая соответствует эпохе”

14 Март 2015
K2_ITEM_AUTHOR  Юлия Пнева

20 марта 2015 года, в театре Метрополитен Опера в Нью-Йорке состоится долгожданная премьера – возобновление оперы Джузеппе Верди “Эрнани” в постановке Пьера Луиджи Самаритани. Серия спектаклей 2015 года станет для маэстро Джеймса Ливайна первым исполнением этой оперы с 1983 года.

Мы поговорили с известным басом Дмитрием Белосельским, который поёт партию де Сильвы, и попросили рассказать о работе над проектом и о начале его творческого пути.

Юлия: Здравствуйте, Дмитрий! Спасибо за этот разговор. Хочу выразить своё восхищение Вашим голосом: я недавно Вас слушала в Большом театре в опере "Дон Карлос" и была в восторге от постановки и от Вашего вокала.

Расскажите, пожалуйста, как начался Ваш оперный путь, Ваша международная карьера в мире оперы?

Дмитрий: В 2010 году состоялась серия прослушиваний в разных странах мира: в Италии, Австрии и так далее. Основная масса первых предложений ко мне поступила после прослушиваний, которые организовывала компания NYIOP[1] в Вене.

Поскольку на тот момент я спел буквально два спектакля в Большом ("Набукко" и "Иоланта"), и мой послужной список стремился к нулю, естественно, я не мог рассчитывать на моментальные предложения ведущих партий в таких театрах как Ла Скала, Метрополитен Опера и так далее. После NYIOP я получил предложения от Palm Beach Opera, оперного фестиваля Макао,  Theater an der Wien, поскольку прослушивания проходили в Вене, и ещё несколько контрактов. Примерно четыре или пять.

(смеётся) Но, конечно, я не к тому это говорю, что автоматически у всех, кто прослушается в этой компании или в какой-то другой, сразу же возникают контракты. Поймите меня правильно. Это не даёт никакого автоматизма.

Юлия: Но Вы бы советовали молодым певцам посетить прослушивания NYIOP, которые состоятся в апреле в Большом театре?

Дмитрий: Дэвид вообще большой молодец (Дэвид Блэкберн, президент и основатель компании NYIOP– прим.ред.). Сколько я его знаю, он всегда за дело болеет всей душой. Когда он находился на посту артистического директора Palm Beach Opera House, он делал для артистов всё, что мог, и даже больше. Когда он попробовал свои силы как агент в составе корпорации IMG Artists, он тоже вкладывался в стопроцентную работу. Сейчас, я думаю, всё, что он делает, тоже со стопроцентной отдачей и со стопроцентным результатом.

Если всё осталось так, как было в 2010 году, а я думаю, так всё и осталось (я встречался с Дэвидом после оперы "Дон Карлос"), то это однозначно стоит затрачиваемых усилий. Учитывая то, что на одном прослушивании сидит группировка не из одного театра, а из многих театров, вопрос о целесообразности сам собой отпадает. Целесообразность колоссальная, потому что вместо того, чтобы выискивать время самому или со своим агентом, жертвуя чем-то ради поездок, которые получаются вопреки каким-то обязательствам, тратить деньги на них, на перелёты, на гостиницы, визы, заниматься этой кутерьмой, здесь – просто волшебная, сказочная возможность. Никуда из Москвы не уезжая, прийти в Большой театр, спеть, потратиться на 2 билета на метро и на вступительный взнос. Что ещё нужно? Но срабатывает, видимо, наш менталитет: люди удивляются, в чём же тогда подвох, закавыка, всё довольно близко и просто, как же так? При условии, что схема сохранятся с тех времён, когда Дэвид приглашал многих-многих агентов и кастинг-директоров, я считаю, однозначно молодому певцу нельзя упускать такую возможность, как участие в прослушиваниях.


Юлия: Вы довольны тем, что вы сейчас имеете в Вашей карьере?

Дмитрий: (смеётся) Я сейчас иду на репетицию оперы "Эрнани" в Метрополитен Опера, поэтому... я думаю, что...

Юлия: Все вопросы излишни, да?

Дмитрий: Конечно. Не говорю о следующих своих контрактах. Спасибо Дэвиду в частности и другим людям, которые помогли получить хорошую работу в хорошем театре. У певца самая главная проблема - это проблема первого года или первых двух лет, когда тебе нужно доказывать, заявлять о себе. Потом, когда тебя знают, становится уже легче. Приглашения следуют автоматически. Дэвид делает замечательное дело. Я думаю все, кто участвовал в прослушиваниях, высказываются точно так же. В плане помощи молодому певцу эта вещь неоценима.

Юлия: Расскажите, пожалуйста, об "Эрнани". С кем вы работаете, что это за постановка?

Дмитрий: Премьера состоится 20 марта. Состав замечательный, прекрасный. Певцы, с которыми я уже работал. В главной роли поёт Пласидо Доминго, который сейчас, как известно, блистает в баритоновом репертуаре. Я с ним уже пел и "Набукко" в Венской государственной опере, в опере "Симон Бокканегра" в Германии. Франческо Мели, прекрасный итальянский певец, мы вместе работали в большом количестве проектов под управлением дирижёра Рикардо Мути. Анджела Мид, очень известное американское сопрано, у нас в гостях солистка. Постановка классическая, слава богу. Это, конечно, возобновление, она здесь уже была. Там пели в своё время Ферруччо Фурланетто, Дмитрий Хворостовский и другие.

Юлия: Вы сказали: "Слава богу, классическая постановка". То есть вы против режиссёрских видений?

Дмитрий: Не я против. Если вы большинство солистов спросите, то даже те, кто любит современные постановки, даже они признают тот факт, что зачастую это немного перешкаливает, многие режиссёры перегибают планку. Но я не говорю о современной музыке, я говорю об операх Верди… в частности, "Эрнани". Всегда большая радость для солиста работать над постановкой, которая соответствует эпохе и музыке композитора.

Юлия: Хочу задать вопрос о дирижёрах. С кем наиболее комфортно работать лично вам? Какова вообще должна быть линия взаимоотношений певца и дирижёра? Чья индивидуальность превалирует? В балете, например, дирижёры зачастую замедляют темп для конкретных артистов, дают право бисировать, слушать аплодисменты, кланяться...

Дмитрий: Это не принципиальный вопрос, будет ли дирижёр подстраиваться под певца. Принципиальный вопрос - это вопрос контакта, когда солист и дирижёр приходят к какому-то одному мнению по вопросам, которые возникают в процессе дискуссии. Есть ярко выраженные дирижёры-аккомпаниаторы, которые не навязывают абсолютно ничего. Не буду называть фамилий. Они ничего не навязывают, и с ними очень удобно работать… но и только. Самый интересный процесс- это когда дирижёр что-то предлагает, а не просто идёт за тобой. Есть, конечно, другая крайность - дирижёры-тираны, волюнтаристы (смеётся), которые до такой степени навязывают своё мнение, что многим становится некомфортно и приходится идти поперёк собственного желания на 100 процентов.

Юлия: Для чего вы работаете, что вам важно получить в вашей работе? Встречи с новыми людьми, поездки по странам, знакомство с произведениями, деньги? Что из этого?

Дмитрий: Абсолютно всё, потому что если на чём-то одном остановиться, можно умереть со скуки. В основном, мои сверстники к сорока годам уже по 20 лет работают в театре. Как правило, это не менее десяти лет. Я же достаточно свеж для этой профессии, мне всё ново и интересно.

 

Иточник фото: sarov.info

 


[1] NYIOP (New York International Opera Auditions) - американская компания, уже 12 лет организующая прослушивания для оперных певцов по всему миру. NYIOP сотрудничает с известными школами и консерваториями, агенствами и оперными театрами, в том числе с Метрополитен Опера, Королевским театром Ковент Гарден, Ла Скала, Венской государственной оперой, Большим театром. В апреле 2015 года NYIOP впервые приедет в Россию.

K2_LEAVE_YOUR_COMMENT

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…