Print this page

Jesus Christ Superstar» в «Театре-Театре»

02 March 2019
K2_ITEM_AUTHOR  Сергѣй Вилисовъ
Jesus Christ Superstar в Перми группа театра в ВК

В Перми поставили рок-оперу «Иисус Христос – Суперзвезда». Событие это интересно тем, что, во-первых, несмотря на популярность, количество постановок данного произведения в России можно пересчитать по пальцам. Во-вторых, сложнейшую для исполнения рок-оперу поставили в драматическом театре, что вызывало определенные опасения. Увиденное и услышанное превзошло все ожидания.

В пермском театре спектакль идет под названием «Jesus Christ Superstar» и исполняется на двух языках одновременно. Например, первая ария Иуды «Heaven on Their Minds» звучит на русском и английском попеременно, а ария Иисуса – «Gethsemane» полностью на английском. Да и главного героя зовут вовсе не Иисус, а Джисус. Художественный руководитель «Театра-Театра» Борис Мильграм объяснил данные решения желанием показать пермскому зрителю западную версию рок-оперы, но в то же время доступную для восприятия.

И поначалу подобный ход кажется странным: доступность для восприятия получается весьма условной. Понять замысел Бориса Мильграма удалось спустя несколько дней после просмотра. Когда я перебирал материал для написания рецензии, вдруг осознал, что данная рок-опера на русском языке звучит как песнопения в баптистской церкви. Но стоит сменить Иисус на Джисус, как текст приобретает драматический, а не религиозный оттенок, хотя сюжет не меняется. К слову сказать, не только в Перми Иисуса зовут Джисусом. В знаменитой версии Санкт-Петербургского театра «Рок-опера» имена персонажей звучат как Джисус, Джудас, Питер, Джон и т.д., но все произведение поется на русском. И еще один момент касательно особенностей перевод. В поисках по ютубу наткнулся на постановку музыкального театра г. Северск, и когда Иуда запел «Иешуа», сразу же выключил.

Роль Иисуса в пермской постановке исполнил молодой актер Марат Мударисов: ему 23 года, пару лет назад он закончил пермский институт культуры. У него очень богатый красочный тембр, поставленное дыхание, ровный красивый звук, он умеет управлять своим голосом. Слушая его и не скажешь, что перед тобой актер драматического театра, а не профессиональный певец. До «Jesus Christ Superstar» он играл какие-то посредственные роли, а тут с первых секунд стало понятно, что это его. Вокальные партии прекрасно подходят по диапазону, где-то поет фальцетом, но это не так заметно, да и звучит более искренне, чем если бы он крыл все обычным голосом. Драматически все было сделано также очень убедительно.

Ария «Gethsemane» буквально держала от начала и до конца, спел все ноты. На мой взгляд, в конце второй части немного переборщил со скримингом, может быть, стоило бы в некоторых местах взять на октаву ниже, но сделать их мощнее за счет дыхания. В кульминации (где Соль второй октавы) Марат Мударисов чем-то напомнил Яна Гилана, но сделал это как-то более протяжно и лирично, вообще его манера пения и академическая, и рокерская одновременно. Полетят в меня палки старых фанатов, но на мой взгляд, Марат Мударисов поет Иисуса лучше, чем Гилан на записи 1970 года. И если об этом еще можно спорить, то с тем, что два других самых известных исполнителя данной роли Тед Нили (1973) и Глен Картер (2000) остались далеко позади – нет.

Иуду в «Театре-Театре» играют поочередно два актера, исполняющие также и царя Ирода: Альберт Макаров и Александр Гончарук.

Александр Гончарук – харизматичный талантливый актер с неплохими вокальными данными, но их явно недостаточно для исполнения партий Иуды. При этом в роли Ирода Александр Гончарук неподражаем: мастерская актерская игра сочетается с уверенным вокалом.

 Альберт Макаров же обладает потрясающим голосом, настоящий рокерский тенор с легкой хрипотцой и очень большим диапазоном. В его пении не слышно переходов на фальцет, непонятно есть ли вообще где-то эти переходы, кажется, что ему доступны любые ноты. Предсмертное ариозо Иуды в сцене «Judas' Death», исполняемое на мелодию арии Марии Магдалины, Альберт Макаров спел без всяких октавных переносов вниз, как это часто делают другие певцы. Это было исполнено вокально и драматически настолько тонко и трагично, что в зале, наверное, просто не осталось равнодушных.

Актеры, играющие других персонажей, выглядели на сцене и звучали очень достойно. Самая слабая музыкальная составляющая данной постановки – хор. Слабая, конечно, на фоне всего остального. Хор звучит неплохо, в принципе стройно, эмоционально, но крайне неуверенно, особенно это слышно во вступлениях: иногда просто вступают лишь некоторые голоса, а остальные потом подхватывают. В некоторых местах на верхних нотах звучит просто каша. На самом деле, это не так криминально, как я описываю, не каждый заметит, да и тот, кто заметит, скорее всего простит. Можно сделать поблажку актерам, на то, что они все-таки актеры, а не профессиональные певцы. Но неужели в театре, где идет большое количество музыкальных спектаклей, нельзя организовать постоянную работу с хором, а не только при постановке нового произведения? Хотя бы одно занятие в неделю. Уже через год был бы другой результат, тем более с такими талантливыми людьми. Тоже самое касается и работы с солистами.

В «Театре-Театре» говорят, что пермская постановка единственная в России, исполняемая с оркестром и рок-группой, но, на самом деле, это не так. Уже много лет в таком составе «Иисус Христос – Суперзвезда» идет на сцене Иркутского музыкального театра, при этом задействован большой симфонический оркестр. И, конечно, с музыкальной стороны, это лучшее живое исполнение в России, что и не удивительно. Другое дело, что там главные роли исполняют академические певцы, которые поют и в классической опере, что сказывается на звучании. У иркутского театра просто потрясающая оркестровка, то, что надо, редко такое встретишь.

И, конечно, пермскому театру не хватает полноценного оркестра. В оркестровой яме шесть скрипок, две виолончели, два альта, два тромбона, в единичном экземпляре труба, флейта, кларнет, гобой, баян, из ударных есть ксилофон, тарелки, гонг, литавры. Может немного ошибся с количеством или наличием каких-то инструментов, но примерно все так. Рок-группа в составе: барабаны, бас-гитара, электрогитара, клавишные.

Оркестровка звучит бедновато, например, в увертюре, когда после мощного соло гитары вступает оркестр тутти, играя основную тему «Superstar, он просто проваливается по звуку. Можно было бы оставить гитару с перегрузом в верхнем регистре, или, например, добавить мощных лидов на синтезаторе. Если же струнных хоть как-то, но хватает, то медных духовых будто бы и нет. Иногда слышно, что есть труба, даже небольшое соло где-то прозвучало, слышно иногда и тромбоны. Но просто катастрофически не хватало фанковых пачек медных в номерах Иуды, или же пронзительных аккордов и мелодий в «Gethsemane».

Впрочем, чего грешить на оркестровку, какой состав есть, таким и исполняют. Даже с небольшим оркестром можно добиться хорошего звучания, если есть хороший звукооператор, а с этим в «Театре-Театре» проблемы. И складывается впечатление, что за пультом там сидят матерые рокеры, которые знают что делать с гитарой, барабанами, вокалом, но не понимают как быть с оркестром. Рок-группа (особенно барабаны) и микрофоны просто навалены на полную, ну и хорошо, как на рок-концерте прям, а вот оркестр то есть, то нет. Непонятно как его подзвучивают, я не видел расстановки микрофонов, но технические проблемы, если они есть, решить не сложно, а со слухом и музыкальным вкусом звукооператора надо что-то делать. Стоит отметить, что в «Jesus Christ Superstar», несмотря на обозначенные проблемы, в целом звучит все хорошо. Обычно в «Театре-Театре» со звуком творится что попало, причем больше в драматических спектаклях.

В исполнении не хватало динамических оттенков, pianissimo как нюанс в принципе отсутствует. Вторая часть «Gethsemane» начинается на piano, Марат Мударисов поет очень трогательно с придыханием, но удары по тарелке в этот момент звучат настолько громко, что просто портят всю сцену. И это не вина барабанщика, он находится далеко от дирижера на сцене за акустическим экраном и слышит все через монитор. Это вина звукооператора и дирижера.

Теперь про дирижера. За пультом стоит заведующая музыкальной частью театра Татьяна Виноградова. И первое, что бросается в глаза – ее через чур активный жест, он просто выбивает, потому что не соотносится с тем, что звучит в итоге. Речь идет про «Увертюру». В этом номере Татьяна Виноградова находится на возвышении, или дирижирует стоя, а потом, очевидно, сидя, раз ее сначала видно из оркестровой ямы по пояс, а потом – нет. О том, что звучит в итоге я уже писал выше: кроме рок-группы ничего не звучит. По-хорошему, дирижеру и звукооператору просто надо сесть вместе с партитурой и проработать все нюансы, а не перекладывать друг на друга ответственность.

Что касается оркестра, то он в целом играет хорошо, но неплохо было бы поработать над вступлениями: местами звучит не всегда точно ритмически и интонационно. И о рок-группе – музыканты с первых нот задали просто нереальный кач и держали его до финала.

Немного о режиссуре. «Jesus Christ Superstar» на сцене «Театра-Театра» поставил английский режиссер Майкл Хант. Как только заходишь в зал сразу же погружаешься в атмосферу некого таинства так как все просто окутано дымом. После начала спектакля, благодаря этому дыму, лучи проектора, пробивающие насквозь все пространство от входа в амфитеатр до самой сцены, выглядят просто космически. Свет падает на сцену со всех сторон, разрезая пространство вдоль и поперек: в различные моменты он появляется то сверху, то сбоку, то вовсе из-под сцены.

Действие спектакля разворачивается вне времени – это концептуальная режиссерская составляющая пермской версии «Jesus Christ Superstar». Вместо декораций на сцене объемная наклонная плоскость, символизирующая то ли стену храму, то ли развалины Рима, а на заднем плане видеопроекция современного города. Симон Зилот появляется на сцене на машине, стражи Рима одеты как какие-то современные силовики, а толпа, окружающая Иисуса после взятия под стражу, похожа на хипстеров и держит в руках селфи-палки. Иисус и апостолы в белых одеяниях, а Иуда в черном. Однако после самоубийства, в номере «Superstar» Иуда появляется уже в белом. Внешний вид персонажей отсылает одновременно и к западным молодежным субкультурам 1970-х, и к нынешнему времени. Такое вневременное разворачивание сюжета напоминает киноверсию рок-оперы, снятую в 1972 году американским режиссером Норманом Джуисоном.

Стоит отметить, что «Jesus Christ Superstar» «Театра-Театра» – это полное соответствие оригинальному музыкальному тексту: все номера идут друг за другом без изменений как на каноническом альбоме 1970 года. Сюжетно же имеются некоторые отличия, сделанные режиссерскими средствами и главное – конечно же, воскрешение Иисуса, в то время как у Вебера рок-опера заканчивается распятием, за которым сразу следует эпилог. Впрочем, нельзя сказать, что эта сцена получилась удачной, так как не было показано самого распятия, вместо него звучат крики и мольбы Христа, которые сложно разобрать из-за отдаления источника звука, обилия реверберации и несбалансированности всего звука (в это время звучит еще оркестр). Самого же Иисуса в этот момент нет на сцене.

Не очень убедительно выглядел и суд Пилата. Стражи Рима, бичевавшие Иисуса плетьми, не внушали соответствующего ужаса: почему-то именно с этих двух решили снять шлемы и на фоне остальных стражей они выглядели как какие-то парни в масках, да и по комплекции они не особо отличались от Иисуса.

Описывать пермскую постановку «Jesus Christ Superstar» можно бесконечно долго, и это значит, что есть о чем говорить. Пусть критических замечаний было высказано не мало, но все же по режиссуре, сценографии, костюмам и свету пермский вариант рок-оперы вырывается далеко вперед в сравнении с тем, что есть в России, а также может дать фору многим западным постановкам. По музыкальной части спектакль тоже находится в лидерах, таких Иуду и Иисуса, как в Перми, надо еще поискать. В этой работе «Театра-Театра» все сошлось воедино: сильный режиссер, талантливые актеры, хорошие музыканты. «Jesus Christ Superstar» хочется смотреть и слушать.

Related items

We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…