Проект "Русы" Владимира Кильбурга.

26 February 2015
K2_ITEM_AUTHOR  Анна Пешкова

Масштабный проект режиссера Владимира Кильбурга «Русы» сегодня уже находится на стадии завершения. На Мосфильме в ближайшие дни пройдут заключительные съемки фильма, который снимается в жанре докудрама - художественно-документальное кино формата BBC. Социальная роль докудрамы чрезвычайно высока.

Проекту Владимира Кильбурга, возможно, удастся рассказать нам историю происхождения русов, которую невозможно передать традиционными средствами документального кино. Фильм «Русы» обещает стать уникальным исследованием и мощной просветительской силой. Редакции сетевого журнала о культуре niktaroff.com удалось побывать за кулисами «древней Руси» и узнать интересные подробности создания киноленты. На вопросы интервью любезно ответил продюсер и режиссер проекта Владимир Кильбург.

 

Анна: Владимир Рудольфович, расскажите более подробно о концепции проекта. В чем Вы почерпнули идею и что Вас вдохновило на создание такой интересной киноленты?

Владимир: Почему мы начали снимать? С 2007 года наша команда запустила проект «Вещий Олег». Мы купили права у Бориса Васильева на экранизацию всей трилогии, и, надеюсь, начнем подготовку к производству картины в 2016 году. Мы планируем сделать масштабный проект из трех сериалов. Сейчас активно ведем переговоры с фондом кино и подаем документы на дотации. Вся эта организационная работа уже была нами проделана, но в 2008 году наступил кризис и средств к воплощению такого масштабного проекта, как «Вещий Олег», мы просто не нашли. Была проведена огромная подготовительная работа, но все упиралось в отсутствие денег. И в этой ситуации, на базе собранных материалов, мой товарищ, документалист Александр Смирнов, предложил сделать документальный фильм о Русах.

Анна: То есть «Русы» - это своеобразная подготовка к полнометражному фильму?

Владимир: Абсолютно. Конечно, «Русы» и «Вещий Олег» - это разные по формату вещи. Но я рассматриваю этот проект как очень неплохую подготовку. Проект «Русы» находится в производстве примерно с конца 2009 года. На сегодняшний день отснято 24 интервью с ведущими экспертами: докторами исторических наук, академиками, российскими историками и специалистами по Древней Руси. Съемка интервью, в отличие от полного метра, неравномерная – она предполагает экспедиции и процесс съемки именно тогда, когда у специалиста есть возможность дать заветное интервью.

Изначально мы заказали сценарий Марине Бандиленко, автору сценария нашумевшего документального фильма «Плесень», но в процессе работы мы с ней идеологически разошлись. Дело в том, что Марина «норманист», сторонник определяющего влияния норманов (варягов) при создании и первоначальном развитии Руси. А мы хотели провести исследования трех основных точек зрения на предмет происхождения русов: скифскую (индоиранскую) гипотезу, нормандскую гипотезу и южнобалтийскую (западнославянскую).

Принцип, по которому мы строили нашу работу был заложен у Булгакова в романе «Мастер и Маргарита» - это «сеанс черной магии с последующим разоблачением», т.е. мы даем высказаться ученым, поддерживающим ту или иную гипотезу происхождения русов, а потом находим слабые места гипотезы и даем слово представителям альтернативной точки зрения - тем самым мы добиваемся яркого диспута, но не кулуарного при закрытых стенах, а открытого, да еще с ожившими картинками прошлого.Отчаянная полемика Ломоносова и Миллера в подходе к решению варяжского вопроса актуальна и по сей день. Вопрос о зарождении государственности волнует любой этнос и это очень важный момент. Мы начнем наш фильм с того, что поставим камеру на Арбате и будем разговаривать с людьми, зададим главный вопрос: «Кто мы? Где наши корни?»

Анна: Вы будете проводить опрос?

Владимир: Мы уже проводили подобный опрос и, к сожалению, у нас никто ничего не знает. Люди полны патриотизмом разного толка, а реальных знаний крайне мало. Вот таким образом мы начали работать над проектом в 2009 году. Мы сняли часть интервью, а дальше процесс пошел в область создания реконструкции. Когда появлялось финансирование, мы снимали постановочные кадры реконструкции в различных локациях.

Анна: С какими еще сложностями Вы столкнулись во время работы над фильмом?

Владимир: В рамках работы над проектом мы столкнулись с тем, что такого жанра как докудрама или public history, как его еще называют, в России не существует. Мы подавали документы на финансовую помощь в министерство культуры, но понимания мы как то не находили, согласитесь – это странно. Формат докудраммы, а именно так правильно называется фильм – реконструкция, - не знаком почему-то Министерству культуры. Нам все время пытались выделить сумму как документальному кино, которая в разы меньше необходимых вложений в масштабные съемки реконструкции. Ведь сам ученый с монологом появляется в кадре лишь на несколько секунд – затем его голос накладывается на видеоряд и зритель видит исторические реконструкции жизни тысячелетней давности: быт, военные действия, ожившие трехмерные карты , показывающие какой народ где находился и откуда пришёл, постановочные сцены осады Константинополя и призвание Рюрика с русами. Получается, что практически весь хронометраж составляют постановочные сцены реконструкции. Мы долго не могли решить этот вопрос. Параллельно наша компания работала над проектами для телеканала Россия, вот и вчера (23 февраля) была трансляция х/ф «Марш-бросок. Охота на Охотника».

Анна: Проект «Русы» можно будет увидеть в кинотеатрах? Выйдет ли фильм в прокат?

Владимир: Возможно, мы напечатаем несколько копий и фильм пройдет ограниченным показом. Это стоит увидеть, потому что в фильме есть по-настоящему зрелищные картины. Мы постарались отразить красоту всех сезонов русской природы. Если мы говорим о зиме – то это живописный зимний торговый путь, сцены охоты и тому подобное, если о лете - основное количество сцен связанных с водой и кораблями, батальные сцены. К примеру, в съемках 2013 года, которые проходили в Ульяновске и длились 8 дней, был выстроен целый город, задействовано более 100 человек реконструкторов в доспехах, инсценирована атака на торговый город со стороны высадившихся на берег Волги варягов, или норманов, или викингов, - кому как удобнее. Большое спасибо губернатору Ульяновска Сергею Морозову, который оказал фильму максимальное содействие, помог и финансово, и с застройкой. И вообще люди в Ульяновске хорошие. Мы организовали под это дело фестиваль - они автобусами возили детей, взрослых, показывали как снимается кино и создаются исторические реконструкции. Так же в фестивале приняли участие местные театры. Всем ульяновцам огромное спасибо!

В Каннах пару лет назад у нас уже был пре-сейл и были достигнуты определенные договоренности. Есть некое ожидание проекта, и, на тот момент, заинтересованными были Warner Scandinavia ( Дания, Норвегия, Финляндия и Швеция), на тот момент в проекте так же была заинтересована Польша, но на сегодняшний день, я думаю, это – маловероятно. А так же Китай, Индия и Япония.

Анна: Приятно слышать, что люди в других странах интересуются русской историей.

Владимир: А китайцы и японцы очень любят все, что связано с различными этническими и национальными аспектами. На самом деле, не смотря на сегодняшнюю ситуацию, я думаю, в проекте будет заинтересован весь мир. Я не думаю, что интерес к русским будет меньше, скорее даже больше! Для нас важна идеологическая составляющая, в хорошем смысле слова. Знаете, как говорят: когда Вы не знакомы со своим соседом, Вам проще с ним конфликтовать. А если Вы узнаете о нем больше информации и Ваши дети вместе будут ходить в одну школу – желание ругаться сойдет на нет. Фильм «Русы» как раз о том, что древний мир был абсолютно полиэтничен. И мне кажется это крайне важным! Мы говорим сегодня: « Москва – вот понаехали!». Но в таком случае «понаехали» было всегда - это был разноплеменной мир, из которого, как из амальгамы, появилась русская нация. Поэтому мы все такие разные – у кого-то голубые глаза, а у кого-то черные. И, мне кажется, это прекрасно!

Анна: В чем для Вас принципиальное различие «плохой» режиссуры от «хорошей»? Что для Вас важно в Вашей работе?

Владимир: Этот вопрос, скорее, нужно адресовать кинокритикам. Они в этом разбираются. Как зрителю, мне или интересна история, рассказанная режиссёром или нет, но опять же сколько людей - столько мнений. Режиссер должен сделать фильм максимально доступным для понимания зрителем.

Анна: После окончания съемок фильма Русы Вы планируете заниматься только трилогией «Вещего Олега» или есть еще какие-то проекты?

Владимир: Нет, сейчас я буду заниматься только трилогией. Знаете, у меня всегда плохо получалось брать государственные деньги. Сейчас у нас есть люди, которые курируют эти вопросы. К сожалению, я не умею ходить по кабинетам. «Антикиллер» снимался без государственного со финансирования. Где-то на конференции, в рамках проекта «Сдвиг» меня поймал Сергей Лазарук, дай Бог ему здоровья, и сказал: «Володь, ты хоть зайди, я тебе какие-то деньги на окончание дам». Невероятно, но это так. И просто и сложно. Но зато мне всегда здорово было заниматься какими-то коммерческими деньгами, например product placement и тому подобное. «Вещий Олег» - он лишен всего этого. Мы же не можем акцентировать внимание на таких моментах, как: «Принесите мне мечи от Золингера» или «Где ключник Немиров с водкой?». Это уже получается «Астерикс и Обеликс». Можно, конечно, но это уже совсем другой жанр.

Анна: Какой реакции Вы ожидаете от публики и критиков?

Владимир: Интерес к этому жанру есть, и он очень устойчивый. Знаете, есть один принцип - если я Вам скажу такую вещь: «Я кое-что знаю про Вашего пра-прадедушку. Хотите Вам расскажу?» Вы скажете, - «Конечно», Вам же интересно. Потому что, если я упомяну Вам о каких-то фактах, по которым вы сможете понять, что я действительно что-то знаю… Так вот я рассказываю про пра-прапрабабушек и дедушек нас всех. Это момент достижения сопричастности и возможность гордиться своим народом. И по сути, не так важно, были ли эти Русы, которые дали свое имя всей стране, славянам, всей этой амальгаме, были ли они викинги или скифы. Все они были здесь и создавали новое государство. И, по-моему, это прекрасно. И когда об этом рассказываешь, возникает чувство гордости и появляется подлинное знание о своих предках. Здесь не надо ждать каких-то бурных оваций, тем более что мы не завязаны на кино-театральном прокате, в том смысле что люди, в нашем случае, не должны выстраиваться в очереди в кассы.

Анна: В чем лично для Вас заключается главная цель проекта?

Владимир: Фильм «Русы» не только яркое зрелище и развлечение , но он несет и в некотором смысле просветительскую миссию. Проект «Русы» - это кино, ликвидирующее недостатки образования и пробелы в познании. Оно вселяет ощущение тысячелетнего единства, когда мы не просто так – после 17-го года у нас сразу 91-ый, и опять ничего нет, и мы опять подвешенные в воздухи висим и сами не знаем кто мы есть. Это кино поможет нам выстроить также наше отношения к иностранцам. Надо знать себя, надо уважать себя и уважать собственную историю. Тогда и остальные будут нас уважать. Должно быть чувство собственного достоинства. Мы делаем наше кино именно для этого!

У проекта Владимира Кильбурга есть уникальная возможность познакомить миллионы людей с подлинной историей нашей великой страны и разрушить ложные стереотипы, укоренившиеся в сознании людей по всему миру. Желаем компании "Golden Key Entertainment успешного завершения проекта и с нетерпением ждем выхода киноленты!

K2_LEAVE_YOUR_COMMENT

Make sure you enter all the required information, indicated by an asterisk (*). HTML code is not allowed.

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…