Петр Куликов: "Я всегда ценю то, что происходит здесь и сейчас".

28 January 2015
K2_ITEM_AUTHOR  Наталия Кочановская

"Тамбовтеатр" - это учреждение, которое включает в себя два театра: кукольный и драматический. 10 и 11 января 2015 года они приезжали с гастролями в Москву, где на сцене Историко-Этнографического театра показали 4 разных спектакля: два детских ("Кот в сапогах" и "Золушка") и два взрослых ("Свободная пара" и "Дураки"). Тогда-то мне и удалось пообщаться с директором "Тамбовтеатра" - Петром Куликовым.

Наталия:Первыми из вашей гастрольной программы прошли показы спектакля "Кот в сапогах". Как юная московская публика МГИЭТ-а встретила ваш Тамбовский театр кукол?

Петр:Публика московская и провинциальная мало чем отличается, особенно детская. Вопрос только в том, что где-то она более воспитана в плане театрального вкуса, а где-то, соответственно, менее. Раньше ученики спрашивали Константина Сергеевича Станиславского: "А как же ставить спектакли для детей?". На что он отвечал: "Так же как для взрослых, только лучше". Спектакли для детей - это совершенно особый жанр. Он не настолько прост, как может показаться с первого взгляда, потому что ребенка тяжело обмануть. Он сразу чувствует ложь. Если взрослый человек может пойти на какие-то компромиссы, смириться с плохой игрой актеров или не очень хорошей режиссурой, мол, "ну ладно, ну пусть"; то у ребенка нет таких категорий. У него пока только две категории: либо интересно, либо нет. Поэтому нужно делать спектакли так, чтобы за все время постановки не потерять интереса ребенка. А для этого необходимо учитывать особенности детского восприятия. Во-первых, спектакль должен быть компактным и в нем должна четко прослеживаться история. Во-вторых, если говорить о кукольном спектакле, то, конечно, должны быть куклы, привлекающие к себе внимание, всем своим обликом транслирующие свой характер. В театре кукол, в отличие от театра драмы, главнее даже не режиссер, а художник, который рисует этот спектакль. Очень высокого актерского мастерства требует и вождение куклой: оживить эту куклу, вдохнуть в нее жизнь, вдохнуть в нее голос. На "Кота в сапогах" в Москве точно такая же реакция зрителей, как и в Тамбове. Когда спектакль уже прошел, и у зрителей, и у актеров внутри остается тонкое ощущение о связи со зрительным залом или же ее отсутствии. Мне кажется, что сегодня такая связь случилась. Зрители участвовали в перипетиях героев сказки и сопереживали им. Есть у нас небольшой критерий качества спектакля: если зритель, выходя из зала, первой фразой произносит то, что относится к спектаклю, то это говорит о том, что мы выполнили свою миссию, создали эту связь.

Наталия: При этом в одном из интервью Вы сказали, что столичная публика очень требовательна. Вы имели в виду именно московскую или любой столицы?

Петр: Любой столицы. В частности, конечно, и московскую. Потому что у нее есть громадный выбор театров, театральных направлений, стилей, каждый может найти себе спектакль по вкусу. У провинциальной публики, имеющей один, максимум два театра: драматический и кукольный, такого выбора нет. Поэтому в провинции одному театру приходится работать в широком спектре театральных направлений столиц.

Наталия: Какими принципами вы руководствовались, выбирая для сцены МГИЭТ-а именно эти спектакли?

Петр: Для юной публики, понятное дело, любой детский спектакль интересен, тем более в этом районе нет театра кукол, и этот жанр здесь в дефиците. Мы решили привезти две постановки, названия которых знакомы, сюжет которых известен. Но стилистика этих спектаклей совершенно разная. Если "Кот в сапогах" больше музыкальный, там есть арии, есть речитативы, то в "Золушке" важнее тонкость сюжета, тонкость отношений между куклами.

А что касается спектаклей для взрослых, то мы делали упор именно на жанр. Все-таки последние праздничные дни, поэтому хотелось показать комедии. Первый спектакль - это "Свободная пара" драматурга, Нобелевского лауреата Дарио Фо. Из-за того, что это итальянская драматургия, какие-то события, происходящие в этой пьесе, могут быть нам, россиянам, не совсем близки и понятны. Поднимается проблема отношений между супругами; отношений, которые в какой-то момент начинают охлаждаться, из них уходит новизна. В разных странах эта проблема решается по-разному. У нас - терпением, привычкой. В Италии несколько иначе.

Вторая пьеса - "Дураки" американского драматурга Нила Саймона. Там ситуация комична, может быть, даже в какой-то степени символична: над одной деревней висит некое проклятье, так что все в ней дураками рождаются. И приезжает учитель, который пытается спасти эту деревню от ее «дурости». Но, как оказалось, спасти ее может только одно чувство - любовь. И это происходит. Это немного мелодраматическая история, но по крайней мере, для последних праздничных дней, нам показалось, что это как раз то, что нужно.

Еще один очень важный пункт, которым мы руководствовались при выборе постановок: нужно было перенести спектакли с классической сцены-коробки, которая в Тамбове, на сцену МГИЭТ-а. Это очень тяжело сделать так, чтобы не потерять художественных достоинств спектакля. "Свободная пара" у нас идет на малой сцене, поэтому здесь она отлично вписалась. А вот "Дураки" - на большой. Но мы все сделали для того, чтобы как-то компактно соединить все декорации, не причинив ущерба спектаклю.

Наталия: У Тамбовского театра кукол уже были гастроли в Москве. А ваш драматический театр первый раз в столице России?

Петр: Нет, не первый. У нас уже были гастроли в театре Луны, также мы приезжали и на фестивали. А именно на сцене МГИЭТ-а наш драматический театр впервые, но театр кукол здесь уже был, причем не только с дневной, но и вечерней программой. У нас в театре кукол есть спектакли и для взрослых. В этот раз решили, что вечернюю программу будет делать театр драмы.

Наталия: Театр кукол для взрослых пользуется успехом?

Петр: Да, конечно. Правда, для взрослых в театре кукол не такой большой репертуар как для детей. Вот в феврале у нас выйдет "Сотворение мира" по пьесе И. Штока «Божественная комедия». Я думаю, что наши отношения с Историко-Этнографическим театром продолжатся и в следующие новогодние каникулы, а может и раньше, мы привезем новую программу. Мне, кстати, очень нравится сам театр. Я всегда вхожу сюда и думаю: "Ой, какая хорошенькая, уютненькая шкатулочка". Зал всего 200 мест, слышишь дыхание практически каждого зрителя. Очень хорошая здесь атмосфера и коллектив потрясающий, который возглавляют профессионалы, увлеченные и творческие люди – художественный руководитель Михаил Александрович Мизюков и директор Кирилл Эдуардович Марцевич. И, конечно, самое главное, это уникальность жанра, в котором работает этот театр уже более 25-ти лет. Это единственный в России театр, работающий в жанре духовного просвещения, в жанре этнической драматургии. Поэтому нам вдвойне приятно, что мы подружились.

Наталия: Историко-Этнографический театр тоже у вас бывал?

Петр:Да, приезжал с постановками "Любовная феерия" и "Комедия о Фроле Скобееве", которые прошли с большим успехом. Потому что для наших зрителей немаловажна кроме формы содержательная часть спектакля. Вот на Востоке театральное искусство живет в большей степени содержанием, тогда как Европа отдает предпочтение форме. А Россия где-то посередине находится. Для нас и форма, и содержание важны. Главное, чтобы они находились в гармонии. Но все-таки я считаю, что у нас тяготение больше к тому, что заложено внутри: какие мысли, ценности, какие взаимоотношения между людьми, их тонкость, многогранность. Хотя и формальная сторона бывает интересной, например, спектакль "Ромео и Джульетта", который поставлен в постмодернистской эстетике молодым московским режиссером Михаилом Рахлиным. Там действие разворачивается на футбольном поле…

Хочется еще отметить наш спектакль "Чайка", который поставил Аркадий Фридрихович Кац - большой мастер старой школы. Самое главное, что случилось в этом спектакле, это то, как здесь зазвучала профессия артиста, как благороднейшая из профессий. Частенько провинциальный актер склонен к тому, чтобы публике понравиться, здесь же такого не было. Когда читаешь "Чайку", думаешь: "Боже мой, что ж такая тягомотина у Чехова. Все они рассуждают о смысле жизни, об искусстве, о творчестве, о своем месте в этом мире, все рассуждения, рассуждения...". И я даже не подозревал, что можно сделать такой спектакль, от которого нельзя оторвать глаз. Сейчас у нас впереди работа над постановкой Макдонаха "Калека с острова Инишмаан", где «кишки наматываются на кулак» и есть «крепкие выражения». Пьеса очень реалистичная. В ней все называется своими именами. Ставить этот спектакль будет Георгий Дмитриев - режиссер из Ташкента.

Наталия: Будучи режиссером, Вы как-то сказали: "Спектакль - это я и актер. А будет ли нравиться зрителям то, что получится в итоге - не главное, ведь все субъективно". Разве оценка зрителя - это не показатель успешности или, напротив, провала спектакля?

Петр: Никогда я не работал на зрителя. Ну, вот так, чтобы понравиться. Мне никогда не хотелось делать спектакли ради того, чтобы повыпендриваться. Конечно, мы работаем для зрителей, но для меня всегда интереснее и важнее был процесс, который, происходит между режиссером и актером. Если мы чего-то добиваемся вместе, если все у нас получается, и я вижу отражение своих мыслей в актере, то для меня это главнее всего. А потом уже, когда спектакль сделан, все это для меня теряет смысл. Родили спектакль и отпустили в жизнь. А как она там у него сложится, мы уже на это повлиять никак не можем.

Спектакль, показанный 10-12-й раз, уже перестает быть режиссерским, потому что он, как любое живое искусство, отражаясь в зрителях, отражаясь в каких-то социальных явлениях, приобретает немного другое звучание, отличное от того, что создавалось раньше. Поэтому я всегда ценю то, что происходит здесь и сейчас, на репетициях. А не то, что потом.

Вообще один и тот же спектакль посмотреть невозможно. Либо одни сцены пойдут лучше, чем задумывались, вдруг появится что-то новое, либо другие размоются, и то, что было в них вложено, не прозвучит.

Наталия: Если кто-то дает совет со стороны, Вы прислушиваетесь к нему?

Петр: Да, конечно. Я не сноб. Какие-то вещи я могу отвергать, потому что частенько глубже нахожусь в материале, лучше знаю пьесу и, соответственно, замысел спектакля, чем тот критик, который дает мне советы. Но когда, что называется, "глаз замылился", то я, безусловно, прислушиваюсь к дельным замечаниям. В процессе репетиций ты можешь пропустить мимо какую-то деталь, которая для тебя перестает быть важной, а человек со стороны вдруг посмотрит и скажет: "Слушай, а вот здесь ты не акцентировал внимание, почему?". Действительно, это же очень важно! Профессиональное режиссерское ремесло заключается в том, чтобы верно манипулировать зрительским вниманием. Режиссер - это манипулятор, в хорошем смысле этого слова. Т.е. режиссер в нужный момент зрительское внимание акцентирует на той или иной фразе, на той или иной мизансцене; заостряя его взгляд на определенном герое. Трактуя какой-то образ, режиссер рассказывает свою историю зрителю.

Наталия: У каждого театра есть своя изюминка, свои особенности. А чем оригинальны ваши театры (театр кукол и театр драмы)?

Петр: Высокопрофессиональными труппами, прежде всего. Назвать какое-то направление у провинциального театра просто невозможно, мы работаем в широком диапазоне. У нас есть все: и комедии, и драмы, и трагедии. И в этом тоже заключается наша оригинальность. У нас очень профессиональный коллектив, т.к. приходится работать в совершенно разных жанрах и стилистиках.   

Но главное, это традиции. Например, в нашем театре всегда оказывается помощь молодым. «Старики» все время корректно что-то подсказывают молодежи. Потому что одно дело 5 лет провести в учебном заведении среди своих сверстников, и совсем другое дело прийти в профессиональный театр, у которого свои правила, свои законы. Также в традициях нашего театра - тщательный отбор материала. Мы берем пьесу в свой репертуар только тогда, когда четко видим, что она очень интересно будет «расходиться» на актеров. Ведь 50% успеха спектакля - это верное распределение ролей. Роль должна «попасть» в актера, чтобы он ее понял, принял; чтобы актер окунулся в этот образ весь, без остатка.

Наталия: Как Вы считаете, велика ли роль театра в современном обществе?

Петр:Если рассуждать банально, то для социума люди искусства в принципе бесполезны. Ну что производит актер? Воздух! Впечатление! Без этого впечатления жить можно. Но, тем не менее, и для людей искусства общество придумало нишу. Эта ниша очень важна, ведь любое искусство, в том числе и театральное, всегда должно оставлять надежду на лучшее. Должен же кто-то хранить веру в вечные ценности, на которых держится мир, одна церковь с этим не справится. Поэтому нужны люди, которые так же духовно организованы, - это режиссеры, актеры, художники, балетмейстеры. Мир, конечно, не пропадет, если исчезнут духовные ценности, но он станет более жестоким, более рациональным, и такие понятия как любовь, честь, дружба, справедливость сотрутся с лица земли. В наше время эти понятия и так уже размыты…В какой-то степени люди искусства - это некие миссионеры. Не все, правда… Для некоторых искусство становится наживой.

Человек приходит в театр, чтобы быть ближе к Богу. Сидя в зрительном зале, ты имеешь право судить персонажей, которые на сцене представляют для тебя определенную историю. Человек всегда хотел быть Богом. Театр дает ему такую возможность. Пока ты в зале, на твоей стороне справедливость, на твоей стороне правда.

K2_LEAVE_YOUR_COMMENT

Make sure you enter all the required information, indicated by an asterisk (*). HTML code is not allowed.

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…