Интервью с директором Американской Оперной Академии – Ольгой Ан

15 October 2015
K2_ITEM_AUTHOR  Tech-Net

Нам удалось пообщаться с Ольгой Ан – создателем международных оперных мастер классов «Американская оперная академия», которые с успехом уже второй год проходят в Москве и других городах России.

- Ольга, здравствуйте! Расскажите, когда и как пришла идея создания Американской оперной академии.

- Идея пришла летом 2013 года во время того, как я была в Пуэрто-Рико на мастер-классах «Международный институт вокального искусства», которые организовывает выдающийся педагог по вокалу Уильям Вудрофф. Это был очень масштабный и проект, который длился 3 недели и имел очень насыщенную для певцов программу: ежедневные индивидуальные занятия по вокалу и коучинги, групповые занятия по постановке оперных сцен, открытые мастер-классы, ежедневные концерты и многое другое. Г-н Вудрофф также собрал прекрасный педагогический состав: там были и легендарные Шерил Милнс, Хустино Диаз, прекрасные и известные в США педагоги Ричард Барретт, Мария Спаканья, Антонио Барасорда и многие другие. Программу завершал большой гала-концерт, вторым отделением которого стала постановка одноактной оперы Моцарта «Директор театра».

Я была под сильным впечатлением и начала мечтать о подобной программе в России. И тогда Ричард Барретт, который, как я уже сказала, тоже был в Пуэрто-Рико, поддержал мою «мечту» и сказал, что поможет собрать сильную группу американских педагогов, чтобы привезти их в Россию.

Так началась работа над созданием «Американской оперной академии», и через полгода наша мечта осуществилась.

- Расскажите, какую группу педагогов Вам удалось собрать для поездки в Россию, и как они впоследствии оценили наших русских певцов?

- Когда мы начали подготовку к мастер-классам, я безумно переживала и сказала Ричарду: «Надеюсь, ты понимаешь, что мы едем в Россию, певцы у нас очень сильные, и нам нужны педагоги лучшие из лучших». Тогда Барретт сказал мне не волноваться и довериться ему. Я положилась на него и не прогадала. Ричард собрал педагогов высочайшего мастерства, среди них: Уильям Вудрофф, Антонио Барасорда, Люси Арнер, Виолетта Забби, Александр Винтерсон и, конечно же, сам Ричард.

Что же касается реакции педагогов на русских певцов, то они до сих пор с восторгом вспоминают эти мастер классы, потому что, по их словам, русские певцы при наличии таланта показали свое невероятное трудолюбие и преданность делу.

- А были ли замечания к нашим певцам? Какие-то общие недостатки?

- Разумеется. Самым главным замечанием практически ко всем певцам было наличие сильного акцента при пении на иностранных языках. К сожалению, этот дурной стереотип о русских певцах основывается не на пустом месте. Самый проблемный язык для наших певцов – французский, потом немецкий и итальянский. Я видела, как Люси Арнер довела девочку до слез, не давая ей спеть один такт, пока та правильно не произнесет французское слово. Зато результаты работы с Люси у всех студентов были просто ошеломительными, не зря ведь она в течение десяти лет работала в Метрополитен-опере с солистами театра над французским и итальянским репертуаром.

- То есть только хорошего голоса недостаточно для того, чтобы быть успешным оперным певцов?

Конечно, недостаточно. К сожалению, такое заблуждение очень часто встречается среди российских певцов. И поэтому одной из задач Американской оперной академии было также открыть певцам глаза на то, что такое западный оперный бизнес и чего там хотят от певцов. Для этого мы пригласили Дэвида Блэкберна – основателя и президента американского оперного агентства NYIOP, и известного в профессиональных кругах эксперта в сфере оперного бизнеса. Дэвид провел лекцию для певцов, а также прослушал каждого из них, дав всем оценку и полезные советы с точки зрения агента.

- Какие насыщенные у Вас получились мастер-классы: и занятия, и прослушивания, и лекции по оперному бизнесу…

- Да, именно такую цель мы и ставили. Одно дело ведь усовершенствовать профессиональные навыки, а другое – применить и начать за них получать деньги. В конце концов, каждый певец хочет этого.  

В программе мастер-классов также значился класс по постановке оперных сцен. Это была идея Ричарда Барретта. В конце первой недели мастер-классов всем раздали арии, дуэты, терцеты, ансамбли, которые певцы должны были выучить за одну неделю и подготовить к заключительному концерту. Разумеется, были недовольные, которые говорили, что за одну неделю новое произведение выучить невозможно. Тогда Ричард сообщил им, что настоящей жизни, в театре, бывает так, что за неделю нужно выучить не одно произведение, а целую оперную партию. А когда некоторые жаловались, что их урок поставили слишком рано, и в 11 утра у них еще голос «не проснулся», Ричард говорил: «А как Вы будете работать в театре, где все репетиции начинаются в 10 утра?» Так Ричард учил певцов «жизни». Все студенты его очень полюбили. Было очень интересно наблюдать!

- Я слышала, что эти после этих мастер-классов жизнь некоторых ребят очень изменилась, поскольку их пригласили учиться и работать за границу. Расскажите об этом.

- Двух девочек Ричард пригласил учиться в Бруклинской консерватории в Нью-Йорке, но самым ярким «результатом» нашей Академии стало приглашение петербургского баса Станислава Сергеева в Молодежную программу Гамбургской государственной оперы. Александру Винтерсону - руководителю Молодежной программы, который работал на наших мастер-классах, было достаточно 5 минут, чтобы понять, что этому молодому человеку место именно в Гамбурге. Сейчас Стас живет и трудится в Германии, мы очень рады за него и горды, что «открыли» его именно на Американской оперной академии.

 

Интервью брала Мария Митина, специально для журнала «Театральная критика»

Login to post comments
Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…