Свет Любви - в Историко-этнографическом театре (Звездопад - МГИЭТ)

26 Март 2017
K2_ITEM_AUTHOR  Юлианна Сирота
Фото - Анна Шабловская

Любовь сильнее смерти и страха смерти.

Только ею, только любовью держится и движется жизнь. Иван Сергеевич Тургенев

 

Многие московские театры в своём репертуаре делают упор на известные всему миру произведения, но «Историко-этнографический» не следует данной закономерности – это придаёт ему своеобразие и уникальность. Служители театра показывают нам, зрителям, постановки по незаслуженно забытым пьесам, повестям, романам, тем самым расширяют наши горизонты и прививают любовь к истории. Одной, к сожалению, забытой повестью, является произведение Виктора Петровича Астафьева «Звездопад».

Стоит сказать о повести. Она была написана в 1960 году, т.е. более полувека назад.Однако проблемы, затрагиваемые писателем, по-прежнему, злободневны, потому что война, к несчастью, никогда не покинет наш мир.Но не только этот ад на земле заставляет Астафьева возвращаться в прошлое вновь и вновь. Автор, говоря о книге, утверждает: «У меня же в этом рассказе совсем другая задача. Он же о любви. Только о любви».Война обнажает чувства людей, проверяя их на прочность…Возможно ли любить в такое жестокое и беспощадное время, когда просто оставаться человеком крайне сложно? А ты бы смог жить, осознавая, что смерть совсем близко и каждый твой прожитый день, возможно, последний? Смог бы ты брать на себя ответственность за других людей, за их будущее? Смог бы ты отказаться от мирной жизни в это дико страшное время?

С первых секунд спектакля зритель наблюдает за борьбой Любви и Смерти: постановка начинается с показанных на экране эпизодов

войны…беспощадной войны, которая забирает множество жизней. Повесть же начинается с Любви…

Главный герой - Миша Ерофеев, молодой парнишка, которому за маленькую жизнь выпало так много испытаний, но так мало счастья и радости...Детдом, война, ранение, госпиталь...И вот, когда кругом кровь, боль… ему нужно отпустить единственный лучик света, который смог осветить его сердце…Любовь…Лиду. Возможно ли? Можно ли отказаться от любви? По-моему мнению, Андрей Безымянный в точности передал борьбу чувств в юношеском сердце. Он как нельзя лучше подходит на эту роль: нет наигранности, все естественно и непринужденно. Он сроднился со своим театральным образом, в этом ему помогла речь: немного неотесанная, деревенская, и это вполне объяснимо: детдом, война...Повесть Астафьева во многом автобиографична. Не случайно Михаил Александрович выбрал на роль именно Андрея, ведь он похож на молодого Астафьева.

В роли медсестры, возлюбленной Миши, по имени Лида, Виталина Отраднова, которая обнажает перед зрителями душу, показывая страдания юной девушки,измученной войной. Её монолог в конце, звучавший, как молитва, производит сильное впечатление, она говорит: «Пусть остановится война. На один день, на один час, на одну минуту».

Тогда понимаешь, что девушка видит своего любимого в последний раз... Но несмотря на это хочется верить, что их любовь будет жить вечно и ничто не сможет разлучить влюблённых. Это ощущение усиливает темнота и свет, который падает в этот момент только на неё,– луч надежды на вечную любовь…

Зримо обостряет конфликт такой персонаж, как Смерть, которая всегда рядом… и вот она – Любовь (в образе Лиды), о которой,казалось бы, никто не вспоминает на войне. Наблюдая за их поединком, на протяжении всего представления, думаешь: как это хрупкое чувство может победить всесильную смерть? Но в финале именно Любовь и побеждает! Среди взрывов, среди страданий, среди отчаяния, но, пусть даже на миг, влюбленные были вместе. И всю жизнь они будут помнить это сказочное чувство, которое сохранится в их сердцах до конца дней!

В роли страшной Смерти – Карина Фадеева. Смерть несколько раз за спектакль меняет наряды. То она растрёпанная девка, то настоящая Леди в чёрном. Иногда она кажется незаметной и люди от неё с легкостью отмахиваются, а иногда она шокирует зрителей, появившись в причудливой шляпе, но с ведром и лопатой. В представлении людей Смерть - какое-то страшное, мистическое существо, но и в повести, и в постановке Смерть - рабочий. В конце мы видим её уставшей, потому что ей вовсе не хочется ходить за людьми, забирать их в иной мир, она желает, что бы мёртвые сами шли к ней, когда настанет их черёд.

Хочу напомнить, что в повести нет такого персонажа, она незримо присутствует. По-моему, это удачный режиссерский ход: сделать абстрактное зримым и осязаемым.

Место действия проходит в госпитале, куда и попадает искалеченный Миша, там раненые солдаты борются за жизнь. И мне бы хотелось отметить игру талантливого актёра Николая Антропова. Его эпизодическая роль очень важна. Он, подбадривая своих товарищей шутками, показывает, что жизнь, несмотря на все её трудности, продолжается и нужно ей радоваться, как бы тяжело на душе не было. Очень важно не отчаиваться и не падать духом, особенно в такое страшное время. Так же хотелось бы сказать об актёрском мастерстве Николая: ему одинаково хорошо удаются роли в разных амплуа.

Но не только игра актёров позволяет зрителям оказаться в том месте и в том времени, безусловно, декорации играют большую роль. В «Звездопаде» декорации лаконичны: окна, кровати для больных, стол и табуретка – рабочее место медсестры. И, конечно же, костюмы: классическая одежда 40-ы х годов

XX века, военная и медицинская форма. Всё это вместе создает суровую и тревожную атмосферу военных лет. По словам художественного руководителя: «Мы и декорации, и сценографию сделали достаточно легкими, изящными. Эти окна на колесиках, кровати - они не громоздкие, не давящие, напротив, такие воздушные. У Астафьева же есть воздух. Несмотря на то, что писал он в жестокое военное время, в его произведениях ощущается присутствие воздуха. Вот нам с художником, с Машей Утробиной, как раз хотелось добиться такого воздушного эффекта. И, на мой взгляд, это получилось.»

Ни один спектакль в МГИЭТ не обходится без музыкального сопровождения. В «Звездопаде» звучит музыка С.В.Рахманинова,и она очень важна, потому что она отражает светлые чувства, любовь между Мишей и Лидой, и в то же время трагизм их жизни.

Миша и Лида - две зажжённые свечки от одного огня, огня Любви, скреплённые воском на всю жизнь, потому что одна только мысль о том, что в огромном мире есть человек, который любит тебя, уже греет душу. Об этом в конце повести и рассказывает читателю Астафьев: «…раздумья о том, что где-то есть человек, тоже об тебе думающий, и, может, в жизни этой суетной, трудной и ему становится легче средь серых будней, когда он вспомнит молодость свою - ведь в памяти друг дружки мы так навсегда и останемся молодыми и счастливыми.»

K2_LEAVE_YOUR_COMMENT

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…