Темный карнавал измен или «Ревнивые женщины».

16 Октябрь 2016
K2_ITEM_AUTHOR  Ирена Кристо

На международном фестивале «Александринский» в Санкт-Петербурге был представлен спектакль «Ревнивые женщины» по пьесе Карло Гольдони. Комедию «Ревнивые женщины» в Александринском театре показывал итальянский театр Европы Пикколо ди Милано, режиссер спектакля – Джорджио Сангати.

Надо отметить, что спектакль «Ревнивые женщины», это не первая работа Джорджио Сангати с пьесами Карло Гольдони. В 2015 году, режиссер ставил спектакль «Арлекин, слуга двух господ» в Театре Стабиле ди Венето (Италия). В отличии от пьесы «Арлекин, слуга двух господ», пьеса «Ревнивые женщины» отражает «темную» сторону творчества Карла Гольдони. «Ревнивые женщины» является первой пьесой Гольдони, написанная полностью на венецианском диалекте итальянского языка. Перевода пьесы на русский язык, к сожалению, нет, поэтому спектакль смотрится без какого-либо упора на текстовое содержание, и в голове не ведется сравнительный анализ между текстом пьесы и его прочтением режиссера.

Спектакль оформлен в темных, мрачных, черных и серых тонах. На сцене практически ничего нет, кроме нескольких кубов, отдаленно напоминающих лавку. Для русского менталитета будет особенно понятно сравнение белых кубов с деревянной лавкой у многоэтажного дома. Именно на этой лавке и происходят женские обсуждения своих мужей, подозрения их в изменах, обсуждение сплетен, тайные заговоры и, безусловно, обвинение одной из знакомой ими женщины – шлюхой (Лукреции). Обвиняют ее в этом лишь по тому, что та оказалась чуть умнее их, независимее и проворливее, умея заработать деньги там, где другим это кажется невозможным. Мужчины тянутся к такой женщине, чувствуя в ней равную себе – сильную и независимую натуру, которая не будет глупо себя вести, ревновать и устраивать истерики на пустом месте. Все что ей интересно, - это деньги, собственный доход, возможность заработать, и собственное благополучие, а уж никак не отношения или желание срочно вступить в брак, несмотря на то, что эта женщина – вдова. Ревнующие девушки – это в банальном и типичном представлении те женщины, основной целью которых всегда были брак, семья, дети и кухня, а не личная самореализация и образование. Это четыре ревнивые неуверенные в себе глупые кумы, придумавшие, что их мужчины им изменяют с Лукрецией.

Спектакль начинается с проливного дождя, плотного и холодного, как бы задавая тон всей картине, что это будет не пьеса о прекрасном венецианском карнавале, это будет другая Венеция, ее темная, оборотная сторона, от того и сценография в спектакле практически отсутствует – черный фон, белые кубы, напоминающие лавку. Благодаря этому, от действия в спектакле абсолютно ничего не отвлекает, и при появлении тех или иных героев, у зрителя создается ощущение дома того или иного персонажа, и этот «дом» формирует не сценический атрибут, а лишь только актеры. Это напоминает, как если бы вдруг в пустую белую комнату зашел бы человек, и она заполнилась бы им: стены стали бы другого цвета, где-то в углу появились бы книги, мольберт… Такое заполнение сцены актерами и их игрой есть, но все-таки иногда, в редких местах, чувствовалась пустота в том или ином углу. Отчасти, эта пустота и создавала атмосферу той серой и темной Венеции, которую хотел показать режиссер, отчасти это пустота была всего лишь пустотой.

После проливного дождя на сцену выходят четыре женщины, все они разные по возрасту, но при этом все четыре женщины как будто олицетворяют одну, но в разных ее ипостасях: молодая и наивная; бойкая и верткая; глупая и ревнивая; тихая и забитая. Всех их волнуют отношения с мужчинами и съедающая разум и достойное поведение ревность. Эта ревность и излишняя подозрительность рушит доверительные отношения между супругами, заставляя идти женщин на подлые ухищрения и шпионаж за мужчинами, когда как те, приходят к Лукреции для того чтобы занять денег; выбрать номера для ставок в казино; арендовать карнавальную одежду. Но женщины видят в этих действиях лишь то, что их мужчины ходят домой к Лукреции и невесть чем там занимаются, пропадая часами.

Диалог дам начинается с обсуждения, что один из мужей (Больдо) их приятельницы, добротный и честный семьянин, изменяет своей жене с Лукрецией и даже начал бить супругу! Девушки верят в свои фантазии, и находят сотни поводов, чтобы их подкрепить, когда как на самом деле, все совершенно иначе.

Когда начинается карнавал, и все надевают маски, дамы затевают план – застукать одного Больдо за изменой в доме Лукреции! Женщины, оказавшись на улице, стоят подле окон Лукреции, сцена преобразуется, и черные задники в некоторых местах раздвигаются, образуя подобие окон и балконов, голоса женщин сопровождаются эхом, свет приглушенный, сумрачный. Улица передана пустынной, не праздничной, холодной и таинственной, голоса и разговоры улетают эхом в темную венецианскую ночь. Дамы видят входящего Больдо в дом к Лукреции, и хотят ее наказать, дожидаясь, пока вдова останется совершенно одна. Тайно проникнув в жилище Лукреции, сварливые женщины окружают вдову, клевеща на нее и обвиняя в непристойном поведении. Ее обзывают и делают угрозы, нападая всей сворой. Лукреция протестует, пытаясь говорить с женщинами культурно, но в конечном счете, выхватывает нож и отмахивается от сварливых женщин. Дамы крайне удивлены, ведь «порядочные» женщины не носят ножей! Лукреция, глядя на них – жалких и беспомощных, говорит правду беспокойным женщинам: «А знаете, почему Вы ревнуете? По тому, что Вы не красивые!». Между дамами проносится удивленное «Ах!», как она могла? Как она посмела… сказать им правду? И красота в данном случае имелась в виду внутренняя - та подача, с которой женщины несут себя, их достоинство, и великое женское начало, которого у них нет. Лай собак – вот на что были похожи обвинения ревнивых женщин, которых и жалко, и одновременно хочется сказать, что, не имея чувства собственного достоинства и личностной наполненности, они всегда будут играть роль второго плана, ведь, как сказал Сальвадор Дали: «Есть девушки кровь, а есть девушки – мед. Так вот кровь, слаще меда!».

Хочется отметить особенную, густую, колоритную, очень терпкую и темпераментную игру Паоло Пьедробона в роли Больдо. Буйный итальянский нрав Больдо особенно ярко проявился в сцене ревности с его супругой, которая сначала пыталась выяснить у мужа, где он был, а затем обвинила его в нелюбви к себе и измене. Актеры продемонстрировали настоящую итальянскую ревнивую драму, с криками, стуками, падениями жены на колени и признаниями любви друг другу, после которой по-итальянски спокойно отправились трапезничать макаронами. Драма, краски, эмоции, ревность – настоящая Италия, и именно игра актеров в спектакле «Ревнивые женщины» была ярким всплеском эмоций - негативных, съедающих, радостных, комичных, страстных. Показалось, что режиссер отразил сцену в виде черного мольберта, картину на котором должны были нарисовать актеры своей игрой, и они нарисовали ее! При минимальной смене декораций, зритель мог догадаться о том, где происходит действие – у кого-то в доме, казино, или на улице, исключительно при помощи игры актеров, уже дорисовывая необходимые предметы интерьера у себя в голове.

Например, в случае с казино, атмосферу игорного дома создают несколько охранников в венецианских масках, эдаких вышибал, и задний фон, оформленный в виде арочного входа в какое-то старое средневековое здание. В казино много народу, все делают ставки, при том, что из «народа» присутствуют Лукреция с нанятым ей Арлеккином, ревнивые женщины, и еще пара знакомых героев, к которым постепенно присоединяются и остальные действующие лица. В сцене казино очень привлекает внимание недотепа Арлеккин (Фаусто Кабра), влюбленный в Лукрецию, и желающий ей помочь, но только усугубляющий ситуацию, и портящий задуманный ею план, своими глупыми действиями. Фаусто Кабра наградил своего героя наивной придурковатостью, которого в простонародье называют «дурачком», он нелеп, глуп, но при этом очень активен и целеустремлен в своей помощи любимой женщине. Задорная, веселая, притягивающая к себе взгляд игра актера!

И, конечно, под конец, нельзя не сказать о самой Лукреции (Сандра Тоффолатти) – сильной, дерзкой, горячей, темпераментной женщине, являющейся ярким противопоставлением женщинам обычным, варящим борщи и тратящим себя на пустые домыслы об изменах своих мужей. И, конечно, всегда и во все времена, мужчины будут тянуться именно к такой женщине, умеющей дать отпор и ярко заявить о себе!

 

***

 

Спектакль очень многослойный, отражая совершенно новую для зрителя Венецию - темную и мрачную, зритель, оказываясь в этой атмосфере, погружается в нее и привыкает, дальше раскрывая для себя следующий слой – игру актеров в жанре «комедия», ведущую к проблемам отношений между людьми и раскрывающим один из частых и горьких человеческих болезней – ревность.

 

K2_LEAVE_YOUR_COMMENT

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…