101 километр Звезды

16 Ноябрь 2016
K2_ITEM_AUTHOR  Ирена Кристо

Каждый раз, начиная писать о том или ином спектакле, я поражаюсь, как картина формирует текст, сама за тебя подбирает те или иные слова, делая его то ажурным и нежным, то колким и язвительным. Каждый спектакль обладает своим цветом, как и рецензия на него, и это всегда отдельный самостоятельный организм, не похожий на другие. Счастье, прочувствовать картину и текстово передать его вкус на бумаге, погружая читателя в действие на бумаге.

Спектакль «Звезды на утреннем небе» задал для меня определенный темп письма, поэтому и рецензия получилась под стать самому спектаклю, с некоторой остротой и категоричностью, чтобы Вы лучше поняли атмосферу этого произведения и испытали все те чувства, которые испытала я.

Спасибо.

Рецензия «101 километр» строится на анализе каждого героя, и актера, под конец подходя к общему знаменателю — общему фону спектакля.

 

101 километр

 

Премьера спектакля «Звезды на утреннем небе» состоялась в Малом Драматическом Театре – театре Европы (МДТ) в далеком 1987 году, и обращен во время проведения летней Олимпиады в Москве 1980 года. Была такая «фишка» тогда у Советской Власти во время проведения Олимпиады - отправлять всяких неучей и тунеядцев на 101 километр за пределы Москвы, чтобы не портили моральный облик советской столицы.

Вот об этих неучах и тунеядцах и поставлен спектакль «Звезды на утреннем небе» в МДТ. Режиссер спектакля – Татьяна Шестакова, пьеса – Александра Галина, спектаклю «Звезды на утреннем небе» присвоена английская театральная премия им. Лоуренса Оливье в 1988 году.

Спектаклю уже двадцать девять лет, и, безусловно, в свое время, он был крайне актуален и востребован – была показана яркая правда, кинутая в лицо Советской власти. Что спектакль отражает в нынешнее время, и для чего он сейчас – непонятно, наверное, уже для истории, посмотреть на то, что было. Классика ли это? Неоднозначный вопрос, так как той стремительной вечности, что есть у Шекпира, Чехова, Грибоедова, Горького – нет, хотя на официальном сайте МДТ написано, что спектакль в репертуаре театра по тому, что  «темы, затронутые в нем — общечеловеческие, они объединили в себе клубок социокультурных проблем современного человека: проблему этики, религии, терпимости, любви и ненависти, справедливости и добра». Но хотя бы одного сильного и значимого персонажа в спектакле тоже нет, обычные люди играют обычную жизнь, сливаясь в общее серое пятно, состоящей из водки, вина, курева, пьянства, непонимания, мата и крови. Эдакое, «Дно», Максима Горького, да только без Иудушки и всех остальных, дно простое и обычное, какое можно наблюдать почти на каждом углу в огромной России.

Спектакль как бы советский, но почему до спектакля контролеры билетов ведут себя по-совковски – непонятно. Приходя на спектакль, хочется почувствовать себя гостем, которого ждут, а не зашедшим бродягой, которому можно грубить, и в приказном тоне указывать: «Садитесь!». Хорошо, сели, что дальше?

А дальше спектакль начинается с музыки Георгия Свиридова «Время, вперед!», с тем, как заканчивается музыка, освещение постепенно угасает, оставляя подсвеченную дощатую стену барака, в котором и обитают главные герои. Барак действительно похож на барак: сделанный из грубых досок, с щелями, хлюпкой деревянной дверью, железными кроватями с пружинами, скрученными матрасами, скрипучим полом и одной лампочкой без абажура в центре. По сюжету, в этом бараке раньше жили и лечились сумасшедшие, а потом его приспособили для «приезжих» гостей из столицы. Руководит сим сараем и его обитателями матерая баба-конь Мария (Дарья Румянцева). Женщина сурового нрава и жестких правил, все в доме делает сама, мужа сдала в психиатрическую клинику, взрослого сына держит под каблуком, и никому забаловаться не дает. Дарья Румянцева в роле Марии изумительно играет хамоватую грубую бабищу, облагораживая ее печатью интеллекта и чистым красивым лицом, но характер и голос, манера подачи взрывает ее изнутри, делая свой персонаж одним из самых ярких, глубоких и безобразно прекрасных. Только ради игры Дарьи Румянцевой и ее персонажа, можно пойти на спектакль «Звезды на утреннем небе». В Марии сосредоточилась вся Русь Матушка, ее беленький платочек на голове, решительный характер, настойчивость, вера и трудолюбие – это то, какими и представляются женщины того времени и уровня жизни.

Вторым ярким персонажем можно выделить Анну (Татьяна Шестакова), наверное, от того, что Татьяна Шестакова сама режиссер спектакля, играет она точно, как подходящий в общую картину незаменимый пазл. Анна растрепанная и видавшая виды женщина, сохранившая доброе сердце и наивный взгляд на мир, это один из немногих по истине добрых персонажей. Анна кажется запутавшейся бедной женщиной, находящей свое утешение в бутылке вина, большего женщине не нужно. Татьяна Шестакова наградила свою героиню неунывающим оптимизмом, восхитительным чувством юмора и нежным, трепетным рвением всем помочь. Та искренность, что видна в глазах Анны стреляет чистыми стрелами по сердцам зрителей.

Не менее искренен и дурачок Николай (Андрей Кондратьев). Николай – физик, живущий недалеко от барака в сумасшедшем доме. Он, как добрый псих, действительно добр и наивен, у него все хорошо, мир прекрасен, травка зеленеет. Андрей Кондратьев третий актер, обращающий на себя внимание и притягивающий к своей игре взгляды. Если он глуп, то действительно глуп, и в этой его глупости нет ни капли сомнения. Его пустые детские глаза видят мир по-особенному, через призму расшатанных нейропсихических связей. Не рассказывая зрителю о том, что Николай «немного того», это было бы и так понятно, в чем, безусловно, заслуга актера.

Лора (Екатерина Клеопина), один из центральных персонажей, приехавшая якобы на «отдых» с красным чемоданом и красными губами, и ждущая в бараке свою подругу Клару (Арина Фон Рибен) граничит то между интеллигентной девушкой из столицы, которую случайно занесло на 101-ый километр, то торговкой с рынка. И на протяжении всего спектакля идет борьба, кто же такая Лора: девочка или хабалка. Вопрос. По тому, что Екатерина Клеопина облагородила свой персонаж такими бездонными глубокими глазами, и крупными слезами, в которых хочется утонуть, и эта тонкость ее душевной организации, тот юный девичий трепет не дает шанса не думать о том, что Лора дочь не мамы-циркачки, а интеллигентного папы-профессора и мамы-учительницы. Но когда девушка начинает говорить, этот образ резко пропадает, и зритель видит Лору-настоящую, вернее даже так: Лору, которая должна быть в спектакле. И эта двойственность ощущается постоянно по мере развертывания спектакля, Лора то одна, то другая, то одна, то другая. Как будто девушке не определиться со своим персонажем, точнее она определилась, да вот та истинная интеллигентность все равно волей-не волей вырывается на сценический экран.

 

Совершенно иначе в данном спектакле смотрится Валентина (Татьяна Рассказова), исполняющая роль «невесты» Александра – сына Марии. Валентина приехала из дальних краев для того, чтобы устроить свою жизнь в Москве, и начать все, как говорится, «с чистого листа», забыть свое буйное прошлое и попытаться создать счастливое будущее, но… После всех жизненных перипетий и конфликтов с матерью будущего жениха, которая выбивает девушки несколько зубов, и та истекает кровью, Валентина решается на отчаянный шаг – отправиться развлекаться с Кларой (подругой Лоры), что влечет за собой особенно драматические последствия. Татьяна Рассказова в роле Валентины с абсолютной точностью играет несовершеннолетнюю «пацанку», примеряющую на себя роль «отчалившегося» мужика, привыкшего решать вопросы кулаками, воровать деньги, тонуть во лжи, и жить за счет других людей, как материально, так и морально. Такой хочет казаться хрупкая девушка, заранее колко настроенная на все попытки завести с ней хоть какой-то диалог, что говорит о полном недоверии к людям, сильным душевным страданиям и внутренней искалеченности. К Валентине очень хорошо подойдет фраза: «Не я такая, мир такой!», личность девочки сформировала улица и ее правила, сделав такой, какой она и выступает перед зрителями, якобы сильной. Но при этом, за агрессивной маской, постоянным оборонением, в девушке чувствуется внутренняя нераскрытая женственность, чувственность, покорность, желание любить и быть любимой, но так получилось, что Валентине пришлось все эти качества скрыть далеко-далеко в глубине сердца. Такой колкой и одновременно пугливой маленькой девочкой создала свой персонаж Татьяна Рассказова. Она, как маленький щенок, выкинутый на улицу, щенок, которому пришлось защищаться и скалить зубы, чтобы ему не сделали больно, а что такое боль он знает не по наслышке. Только вот конец у щенка очень уж печальный, как сказала Анна: «Ты зачем свою жизнь то погубила?!».

Вообще, история Валентины одна из самых интересных линий и в пьесе, и в спектакле, история живая и актуальная, горькая и поучительная, поучительная в том, как люди могут губить других людей, и какое холодное безразличие и жажда личной наживы царит в подобных кругах общества. «Социум губит личность» - вот, что произошло с Валентиной, и вся эта глубокая боль очень открыто и аккуратно продемонстрирована Татьяной Рассказовой. Это тонкая работа по созданию внешне очень грубого персонажа, но глубоко несчастного и одинокого внутри…

 

Жених Валентины – Александр (Евгений Серзин), сын Марии. Александр работает «ментом», именно «ментом», а не полицейским, при чем ментом, которого «пристроили» на работу, от того подходит он к ней не очень ответственно и с должным фарсом, вот, мол, «я мужик, у меня наган висит!».

Александр груб и туп. И даже неизвестно в чем он больше преуспел, в грубости или тупости. Очень яркий пример типичного сельского недальновидного мента-дебила, которого запросто можно «взять на понт», но при этом Александр очень боится свою влиятельную маму, и при ее виде сразу же становится мальчишкой, лет десяти. Конечно, с такой мамашей, семейная жизнь у парня даже не начинается, Мария просто выгоняет Валентину, морально унижая девушку и физически причиняя боль.

Александр то грубит Валентине, то рвется с ней заняться любовью, «бьет, значит любит!» - это то, как можно охарактеризовать отношения Александра к Валентине. Тупые и примитивные замашки типичного узколобого мужика сопровождают действия Александра во всем: тут и знакомое, что «женщина не человек», туда не лезь, сюда не ходи, и вообще - сядь и сиди смирно! Евгений Серзин блестяще передает все это горячее мужское начало и страх перед мамой, ведь когда Мария появляется на сцене, прыткость и бойкость Александра мгновенно куда-то улетучивается, и он, буквально, уменьшается в размерах, из «взрослого» служащего милиционера, превращаясь в мальчика-школьника. Евгений Серзин очень хорошо раскрыл сцену терзания своего персонажа, когда надо было вроде и перед Валентиной в глазах не упасть, и сказать матери о своих намерениях жениться на девушке, но сказать очень аккуратно, дабы матушку не разозлить, а то вдруг отправит в психушку, как и отца. И тогда Александр мечется между двух огней: мамой и девушкой. Мать говорит, что ему пора на службу, а Валентина валяется в ногах, и просит не оставлять ее одну, и как быть бедному милиционеру, непонятно, то ли доказывать свое «Я» перед матушкой, то ли перед девушкой... Парень вроде бы созрел, а вроде бы и нет, и мужик то мнимый какой-то получился, больше гонора и агрессии, чем реальных действий. Безупречная актерская игра Евгения Серзинова!

Что нельзя сказать о игре Арины Фон Рибен, исполняющую роль Клары. Очень красивая девушка, девушка-огонь, девушка-богиня, с темными кудрявыми волосами и испепеляющим роковым взглядом. Смотреть на Арину Фон Рибен приятно, ее красота привлекает внимание, но игра, к сожалению, нет. То ли Арина Фон Рибен слишком красива для этого спектакля, то ли девушка не смогла сориентироваться в своем персонаже, сделав его уж слишком нарочито орущим и брутальным. Срывающийся голос до хрипа, сильная жестикуляция, большие шаги - все это подходяще к спектаклю, но не к Арине Фон Рибен, и девушке необходимо пересмотреть свою героиню — разгульную роковую красотку Клару, и раскрыть ее с другой стороны, более глубокой, аморальной и, как ни странно, тонкой, по тому что за явной внешней грубостью, слишком намеренной, Клара выпадает из спектакля, и цепочка отличного актерского состава не замыкается. От Клары хочется больше женской хитрости, действий исподтишка, лукавости и эгоцентризма. Клара — королева на этом дне, которая заботится только о себе и своем благополучии, но зритель этого не видит, а лишь слышит грубые оры и чувствует запах сигарет.

 

В общем и целом, спектакль «Звезды на утреннем небе» показывает дно-днище, такую «жизнь в подвале» спивающихся и медленно опускающихся граждан разного возраста, у кого-то пока есть шанс стать «нормальным» советским гражданином, а у кого-то его нет и никогда не было. «Звезды на утреннем небе» поставлен с юмором, не пошлым, как это часто бывает, а довольно милым, и даже немного наивным. Периодически спектакль становится комедийным, но очень аккуратно возвращается в свои изначальные рамки и цели, не уводя зрителя в аншлаг, что очень важно в данном случае.

В какой-то момент ощущается, что зритель попал в квартиру к алкоголикам, и задержался у них на пару часов — вот, наверное, одно из основных ощущений от спектакля. А ядреный запах вина-водки-виски и курева со сцены, держащийся на протяжении всего спектакля, и очень усилившийся к концу, и вовсе безоговорочно подтверждают эти ощущения; особенно сильно можно прочувствовать весь этот аромат, если сесть на первый ряд, в таком случае, полное погружение в действие спектакля будет обеспечено!

Кроме острого запаха алкоголя, в спектакле много крови, избитых тел, хамства, курева, блатных песен, срывающихся на крик, слез под водку без закуски, разговоров про мужиков и «за жизнь», которые под конец спектакля начинают очень надоедать... И тогда, резким и поразительным образом спектакль заканчивается! Все герои вскакивают, поджигается барак, кто успевает - сбегает из окон, кто нет — борется с Марией, чтобы та открыла дверь барака. Женщина-управительница не смотря даже на пожар, не хочет никого выпускать из барака, и пытается всех остановить, но на помощь приходит Александр, вовремя включивший «мужика», и отворяет дверь на свободу.

Такое резкое окончание спектакля напомнило: мы сидели на вокзале, ждали-ждали нашего поезда, пока ждем, решили выпить-закусить, только газетку расстелили, бутылочки достали, а тут и поезд подъехал! Быстро собрались, все в чемоданы обратно покидали, и убежали, оставив после себя лишь смятую газету и не потухший костерок.

И ставя окончательную точку в картине, режиссер использует знакомую олимпийскую песнь: «До свидания наш ласковый Миша», символизирующая начало Олимпиады и конец спектакля, смену интереса Власти (если он у них был, конечно, кроме того, как отправить куда подальше) от проблем главных героев и их терзаний к всеобщему советскому празднику — Олимпиаде 1980 года. Главное, чтобы «туристы» сидели там тихо, в своем шкафу, и не высовывались из него, не разрушая образ идеальной Советской Страны! Т-с-с! Не шумите, Олимпиада началась!

***

 Спектакль «Звезды на утреннем небе» не дадут Вам отдохнуть, окунуться в сказку, забыться или испытать феерию, которой неискушенный зритель может ожидать от похода в театр. Это спектакль о жизни и про жизнь, про людей и дно на которое они могут опуститься, прежде всего собственное, весьма горькое и жалкое. Есть ли в спектакле что-то от того «сказочного» СССР? Не думаю, разве что чемодан с надписью. Безусловно, это спектакль не о доброй Советской Власти и стране, где все прекрасно и хорошо, а как раз о тех, кого скрывали в шкафу, отправляя на 101-ый километр, как лишних людей. И все эти лишние люди и варились там, на 101 километре в собственном соку, взрываясь изнутри, пока вся страна отмечала начало Олимпийских игр.

Это история, и ее никуда не деть, и не убрать, так действительно было, и спектакль «Звезды на утреннем небе» рассказывает ее нам, уже современным жителям со своими переживаниями, проблемами и мировоззрением.

 

 

K2_LEAVE_YOUR_COMMENT

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…