«Полковник-птица» в Электротеатре Станиславский

03 Июнь 2016
K2_ITEM_AUTHOR  Дмитрий Леонтьев
Фото с официального сайта театра.

Пьеса, по которой поставлен спектакль «Полковник-птица» в Электротеатре Станиславский, написана болгарским драматургом Христо Бойчевым в 1997 году. Действие разворачивается в Югославии, охваченной войной. Однако ни войны, ни Югославии в пьесе нет. Есть полуразрушенный сумасшедший дом где-то в горах, в котором происходит история, примечательная прежде всего тем, что в ней есть положительный герой.

На европейском континенте (за исключением России) со времен Дон Кихота, огромный дефицит персонажей подобного толка. Да и рыцарь печального образа, досточтимый идальго с большой натяжкой попадает в эту категорию. Последний урожай действительно стопроцентных  героев со знаком плюс случался в Европе аж во времена Эллады.

Фабрика положительных персонажей уже давно переместилась из Старого в Новый Свет. Впрочем, если взять искусство советского периода, то в нем как раз героев со знаком плюс хоть отбавляй - членов партии, милиционеров и военных. Не все готовы признать коммунистическую эру и ее литературных персонажей частью европейской культуры, но Христо Бойчев как раз признает. Он в восторге от советских фильмов про войну, и в своих интервью всегда говорит о  любви к России.

Поэтому неудивительно, что положительным героем его пьесы является российский - полковник Фетисов. Не просто военный, но персонаж имеющий отношение к птицам. Забавно. Ведь болгарский драматург не мог знать, что через пару лет, после написания пьесы на посту президента РФ появится полковник, чьи птичьи похождения будут транслироваться в вечерних новостях. Пророчество?

Думаю, многие режиссеры в России несомненно обыграли бы этот факт. Количество театральных деятелей, подменяющих искусство политикой сегодня зашкаливает. К счастью режиссер-постановщик «Полковника» в Электротеатре Станиславский Роман Дробот равнодушен к подобным аналогиям. Я говорю «к счастью», поскольку еще не видел на сцене ни одного хоть как-то оправданного с художественной точки зрения политического эксперимента. Они выходят глупыми, омерзительно наивными и мало смешными.

Дробот поставил «Полковника», чтобы донести четкое и понятное послание, которое он сам выражает двух предложениях: «Свобода нормального человека — это иллюзия. Сумасшедший действительно свободен, но ему общество внушает, что нет». Эта концепция достойна нескольких томов комментариев... У меня не поднимется рука ее интерпретировать. Но это и не нужно. Положительный герой и хорошо сформулированное интересное послание — уже довольно много для сегодняшней сцены.

Какой театр ближе Роману: Брехта, Станиславского, авангардный, пост-модернистский? «Возможно это несколько старомодно, но зритель устал от провокаций и плясок на сцене. Пора перестать выпячивать персону режиссера, и начать внятно рассказывать историю, действуя исключительно через актера. Этого сегодня не хватает. Вот почему я исповедую Театр Актера», - говорит Дробот.

Спектакль «Полковник-птица» ровно таким и получился - актерским. Все декорации, костюмы и свет тоже подчинены данной концепции. Возьмем подвижную железную конструкцию в центре сцены. У нее нет никакого навязанного художником малопонятного дизайнерского смысла. Она служит исключительно действию. Говоря словами режиссера, помогает выразить основное свойство сумасшествия - нарастание расстройства без каких-либо внешних трафаретов. Это особенно ярко чувствуешь, когда в игру на сцене вторгается свет. Вообще поразительно, что может сделать художник по свету (Георгий Новиков) используя простые фонарики и обрезки водопроводных труб. Никаких излишеств и эстетства, но каков накал!

Режиссер уверен, что сумасшедший лишен формы, у него нет внутренних ограничений. Человеку с особенностями психики не нужны внешние подтверждения истинности своего я, своего бытия. Поэтому особенно интересно когда это бесформенное сообщество сумасшедших сталкивается в военным, имеющим довольно четкие внутренние и внешние рамки.

Возможно еще более любопытно обнаружить на сцене обломки тех рамок, которые так и не смогли выполнить структурирующую роль. Во-первых, это религия. На сцене то и дело мелькают фрески и иконы. Действие происходит в полуразрушенном монастыре, и развалины явно символизируют беспомощность церкви. Во-вторых, это современная наука, то есть как бы антагонист веры. Медицина бессильна против шизофрении. Дальше следует гениальная фраза одного из персонажей: «Кому нужен доктор, если появился полковник?!».

Российский военный делает в сумасшедшем доме практически тоже самое, что Макмерфи у Кена Кизи в книге «Над кукушкиным гнездом». Только там идет речь о спасении одного человека — Вождя. А полковник спасает весь коллектив, и ничего удивительного, ведь он военный из России. По замыслу Романа, центральное место в спектакле занимает игра актеров, в чем режиссер возможно даже перестарался. В первом действии персонажи с таким старанием играют пациентов сумасшедшего дома, что хочется хоть немного уменьшить накал и громкость их речи. Вместо надрывного фарса неплохо бы добавить иронии и сарказма. Дробот это хорошо понимает, и намерен внести коррективы осенью, когда возобновятся показы.

«Полковник-птица» - это событие на российской театральной сцене. Трудно не согласиться с Романом, когда он говорит: «Если режиссер делает ставку на форму, значит у него нет ничего кроме «картинки». Он просто не хочет работать с актером. Многие идут к своей «картинке» напрямую, как танк через толпу. Думают, раз я не понимаю, то должен это сломать. Подменяют эффектами игру. Моя принципиальная позиция — не делать из актера часть движущейся декорации». Это подкупает. Это нужно смотреть.

K2_LEAVE_YOUR_COMMENT

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…